Великие битвы: Битва при Гранике

Автор: , 17 Июль 2012

Битва при ГраникеВесной 334 г. до н.э. Александр Македонский переправился с войском через Геллеспонт в Малую Азию для завоевания Персидского царства. У реки Граник его встретила персидская армия сатрапий Малой Азии и греческие наемники, воевавшие на стороне персидского царя Дария. Это была первая великая битва, в которой македонянам предстояло встретиться с персами. Хорошо обученной армии македонян и греков, во главе которой стоял великий полководец Александр Македонский, противостояла наспех набранная армия без единого руководства. Командующие персидской армией – сатрапы западных областей – отвергли советы талантливого стратега греческих наемников Мемнона о применении тактики “выжженой земли” и решили встретить Александра на удобной для обороны местности за рекой Граник. Битву при Гранике описывает Арриан “Поход Александра”, Диодор “Историческая библиотека”, Плутарх “Сравнительные жизнеописания”.

Битва при Гранике, армия Александра

Арриан, 1.11: С наступлением весны Александр отправился к Геллеспонту, поручив управление Македонией и эллинами Антипатру; вел он с собою пеших, легковооруженных и лучников немного больше 30000, а всадников свыше 5000.

Александр Македонский в битве при Гранике

Художник Pablo Outeiral

Диодор, 17.17: Македонской пехоты оказалось 12 тысяч, союзников 7 тысяч, наемников 5 тысяч; все они были под начальством Пармениона. Одрисов, трибалов и иллирийцев следовало за ним 5 тысяч; лучников, так называемых агриан, тысяча — так что всей пехоты было 30 тысяч. Всадников было: македонцев полторы тысячи; командовал ими Филота, сын Пармениона; фессалийцев полторы тысячи под командой Каллата, сына Гарпала; остальных эллинов всего 600; командовал ими Эригий; разведчиков, фракийцев и пэонов 900 под командой Кассандра; всего, следовательно, всадников было 4 тысячи 500 человек.

Плутарх: Войско Александра состояло, по сообщению тех, которые указывают наименьшее число, из тридцати тысяч пехотинцев и четырех тысяч всадников, а по сведениям тех, которые называют наибольшее, – из сорока трех тысяч пехотинцев и пяти тысяч всадников.

Битва при Гранике, расстановка армий и силы персов

Арриан, 1.13-14: Александр в это время подходил к реке Гранику, ведя за собой войско в строю; он построил гоплитов двойной фалангой, всадников поместил с флангов, обозу же велел идти сзади. Разведкой командовал Гегелох; с ним были всадники, вооруженные сарисами, и около 5000 человек легковооруженных. Александр был уже недалеко от реки Граника, когда к нему прискакали разведчики с известием, что за Граником стоят персы, готовые к бою.

Битва при Гранике

..он отправил Пармениона командовать левым крылом, а сам пошел на правое. Впереди на правом крыле стоял перед ним Филота, сын Пармениона, с «друзьями»-всадниками, лучниками и агрианами-дротометателями. За ним стоял Аминта, сын Аррабея, со всадниками-сариссоносцами; пеоны и ила Сократа.

Рядом с ними стояли из «друзей» щитоносцы под командой Никанора, сына Пармениона; за ними фаланга Пердикки, сына Оронта; потом фаланги Кена, сына Полемократа; Аминты, сына Андромена, и те, которых вел Филипп, сын Аминты. На левом крыле первыми стояли фессалийские всадники, которыми командовал Калат, сын Гарпала. За ними находились всадники союзников, которых вел Филипп, сын Менелая, а за ними фракийцы, которых вел Агафон. Рядом стояла пехота: фаланги Кратера, Мелеагра и Филиппа, занимавшие место до середины всего строя.

У персов конницы было тысяч до 20 и пехоты, состоявшей из наемников-чужестранцев, тоже немногим меньше 20 тысяч. Они выстроили конницу по берегу вдоль реки вытянутой линией, а пехоту поставили за всадниками; местность от берега шла, все повышаясь. Против того места, где они увидели Александра (его легко было заметить и по великолепию вооружения, и по робкой почтительности его окружавших), на своем левом крыле они густо выстроили по берегу конные отряды.

Диодор, 17.19: Александр, узнав о стечении варварских сил, двинулся ускоренным маршем вперед и разбил свой лагерь напротив вражеского, так что Граник оказался между двумя станами. Варвары, заняв место у подножия гор, были спокойны и рассчитывали напасть на врага, когда он станет переправляться через реку: строй в македонской фаланге разобьется, и они легко ее одолеют. Александр, однако, на рассвете смело переправил войско через реку, и враги не успели опомниться, как он выстроил его в боевом порядке. Варвары выстроили против целого македонского войска большую конницу, рассчитывая, что она решит исход боя. На левом крыле стояли со своими всадниками родосец Мемнон и сатрап Арсамен, за ними Арсит выстроил своих конников пафлагонцев, дальше стояла конница гирканцев, которой командовал Спифробат, сатрап Ионии. На правом крыле стояли тысяча медов, Реомифр с 2 тысячами всадников и столько же бактрийцев. В центре находились всадники из других племен; было их много числом, и воины были они отборные. Всей конницы имелось больше 10 тысяч. Пехоты же было у персов не меньше 100 тысяч; она спокойно стояла в арьергарде, считая, что и одной конницы хватит справиться с македонцами.

Битва при Гранике

Битва при Гранике, ход сражения

Арриан, 1.14-16

В течение некоторого времен и оба войска, выстроившись у самой реки, стояли спокойно и хранили глубокое молчание, страшась того, что сейчас произойдет. Персы поджидали, когда македонцы начнут переправу, чтобы напасть на выходящих из реки. Александр вскочил на лошадь, приказал окружающим следовать за ним и вести себя доблестно; послал вперед конных разведчиков и пеонов под начальством Аминты, сына Аррабея, и один полк пехоты, а перед ними илу Сократа во главе с Птолемеем, сыном Филиппа; ила эта оказалась в тот день во главе всей конницы. Сам же Александр, ведя правое крыло, под звуки труб и воинственные крики вошел в реку, все время держа строй наискосок течению, чтобы персы не могли напасть на него сбоку, когда он будет выходить из реки, а он вступил бы в бой сомкнутым, насколько возможно, строем.

Персы бросились сверху на передовые отряды Аминты и Сократа, подошедшие к берегу: одни метали дротики и копья в реку с прибрежных высот, другие же, кто стоял внизу, вбегали в самую воду. Всадники смешались: одни стремились выйти на берег, другие им мешали; персы кидали множество дротиков; македонцы сражались копьями. Македонцев было значительно меньше и в первую схватку им пришлось худо, потому что они отражали врага, стоя не на твердой почве, а в реке и внизу, персы же были на береговых высотах. Кроме того, здесь была выстроена лучшая часть персидской конницы и вместе с ней сражались сыновья Мемнона и сам Мемнон. Первые из македонцев, — храбрецы, схватившиеся с персами, — были изрублены, кроме тех, кому удалось повернуть к Александру, который уже приближался, ведя с собой правое крыло. Он первый бросился на персов, устремившись туда, где сбилась вся их конница и стояли их военачальники. Вокруг него завязалась жестокая битва, и в это время полки македонцев, один за другим, уже без труда перешли реку. Сражение было конное, но оно больше походило на сражение пехоты. Конь бросался на коня; человек схватывался с человеком; македонцы стремились оттеснить персов совсем от берега и прогнать их на равнину, персы — помешать им выйти и столкнуть обратно в реку. Тут и обнаружилось превосходство Александровых воинов; они были не только сильнее и опытнее, но и были вооружены не дротиками, а тяжелыми копьями с древками из кизила.

Художник Richard Hook

В этой битве и у Александра сломалось копье; он попросил другое у Ареты, царского стремянного, но и у того в жаркой схватке копье сломалось, и он лихо дрался оставшейся половинкой. Показав ее Александру, он попросил его обратиться к другому. Демарат коринфянин, один из «друзей», отдал ему свое копье. Александр взял его; увидя, что Мифридат, Дариев зять, выехал далеко вперед, ведя за собой всадников, образовавших как бы клин, он сам вынесся вперед и, ударив Мифридата копьем в лицо, сбросил его на землю. В это мгновение на Александра кинулся Ресак и ударил его по голове кинжалом. Он разрубил шлем, но шлем задержал удар. Александр сбросил и его на землю, копьем поразив его в грудь и пробив панцирь. Спифридат уже замахнулся сзади на Александра кинжалом, но Клит, сын Дропида, опередил его и отсек ему от самого плеча руку вместе с кинжалом. Тем временем всадники, все время переправлявшиеся, как кому приходилось, через реку, стали прибывать к Александру.

Персы, поражаемые отовсюду в лицо копьями (доставалось и людям и лошадям), были отброшены всадниками; большой урон нанесли им и легковооруженные, замешавшиеся среди всадников. Они сначала отошли там, где в первых рядах сражался Александр, но когда центр их войска поддался, то конница на обоих флангах была, разумеется, прорвана, и началось повальное бегство. Около тысячи персидских всадников погибло. Преследован не длилось недолго, потому что Александр обратился против наемников-чужеземцев. Масса их осталась, — не по здравом размышлении, а скорее от ужаса перед неожиданностью, — стоять там же, где их вначале и поставили. Александр повел на них пехоту, а всадникам велел напасть на них со всех сторон. Ворвавшись в середину, он в короткое время перебил всех; никому не удалось убежать, разве кто спрятался среди трупов; в плен было взято около 2000.

Битва при Гранике

Художник Mark Churms

Диодор, 17.19-21: Всадники и одной и другой стороны рвались в бой; фессалийская конница, стоявшая под командой Пармениона на левом крыле, мужественно встретила натиск отряда, выстроенного против нее; Александр, у которого на правом крыле стояла наилучшая конница, первый поскакал на персов и в схватке с врагами перебил многих.

Варвары сражались мужественно; их ярость наталкивалась на мужество македонцев. Судьба свела в одно место наилучших воинов, чтобы решить исход сражения. Сатрап Ионии Спифробат, перс родом, зять царя Дария, отличавшийся мужеством, прорвал с большим конным отрядом македонский строй. Рядом с ним сражалось 40 человек его родственников, отличавшихся исключительной храбростью; он обрушился на противника и, доблестно сражаясь, кого убил, кого ранил. Справиться с этим сильным человеком было трудно; Александр повернул коня в сторону сатрапа и подскакал к варвару. Перс подумал, что сами боги посылают ему счастливый случай; он один на один сразится с Александром, своим мужеством освободит Азию от великого страха, собственными руками убьет Александра — придет конец его дерзостным замыслам, о которых все наслышаны; не будет посрамлено славное имя персов. Он первый метнул в Александра дротик и кинулся на него так стремительно, с такой силой вогнал копье, что оно пробило щит и, задев правое плечо, прошло сквозь панцирь. Царь вырвал вонзившееся в руку железо, дал лошади шпоры и, рассчитывая, что в помощь ему будет сама стремительность его порыва, ударил сатрапа дротиком в середину груди. При виде такого мужества воины обеих сторон, стоявшие вблизи, громко вскрикнули. Наконечник сломался о панцирь, не причинив раны: перс выхватил меч и устремился на Александра, но царь, схватив дротик, успел ударить его в лицо и нанести сквозную рану. Тогда брат павшего, Ресак, подскакав к Александру, так страшно ударил его мечом по голове, что раскроил шлем и слегка задел кожу. Ресак собирался другим ударом рассечь голову, но Клит, по прозвищу Черный, вынесшись на лошади, отрубил варвару руку.

Родственники, собравшись вокруг обоих павших, сначала метали дротиками в Александра, а затем, гурьбой вступив в битву, шли на все, только бы убить царя. Ему со всех сторон грозила великая опасность, но и множество врагов не смогло его одолеть: панцирь его был пробит в двух местах, шлем в одном, щит, взятый из храма Афины, в трех, но он не отступал; его решимость и присутствие духа противостояли всем страхам. После этого много славных персидских военачальников пало от его руки; славнейшими из них были Атизий, Фарнак, брат Дариевой жены, и Мифробузан, командовавший каппадокийцами. Когда погибло много военачальников и все персидское войско было разбито, то полки, выстроенные напротив Александра, вынуждены были первыми обратиться в бегство, за ними повернули назад и остальные. Царь единогласно был признан первым храбрецом и сочтен главным виновником всей победы. Очень прославляли мужество фессалийских всадников, великолепно маневрировавших и отлично бившихся.

После бегства конницы вступила в сражение пехота, но продолжалось оно недолго: варвары, потрясенные тем, что конница обратилась вспять, пали духом и устремились в бегство.

Битва при Гранике

Художник Питер Коннолли

Плутарх: и с тринадцатью илами всадников царь бросился в реку. Он вел войско навстречу неприятельским копьям и стрелам на обрывистые скалы, усеянные пехотой и конницей врага, через реку, которая течением сносила коней и накрывала всадников с головой, и казалось, что им руководит не разум, а безрассудство и что он действует, как безумец. Как бы то ни было, Александр упорно продолжал переправу и ценой огромного напряжения сил овладел противоположным берегом, мокрым и скользким, так как почва там была глинистая. Тотчас пришлось начать беспорядочное сражение, воины по-одному вступали в рукопашный бой с наступавшим противником, пока, наконец, удалось построить войско хоть в какой-то боевой порядок. Враги нападали с криком, направляя конницу против конницы; всадники пускали в ход копья, а когда копья сломались, стали биться мечами. Многие устремились на Александра, которого легко было узнать по щиту и по султану на шлеме: с обеих сторон султана было по перу удивительной величины и белизны. Пущенный в царя дротик пробил сгиб панциря, но тела не коснулся. Тут на Александра одновременно бросились два персидских военачальника, Ресак и Спифридат. От одного царь увернулся, а на Ресака напал первым и ударил его копьем, но копье от удара о панцирь сломалось, и Александр взялся за меч. Спифридат, остановив коня сбоку от сражавшихся и быстро приподнявшись в седле, нанес Александру удар персидской саблей. Гребень шлема с одним из перьев отлетел и шлем едва выдержал удар, так что острие сабли коснулось волос Александра. Спифридат снова приподнялся, но перса опередил Клит, по прозвищу Черный, пронзив его насквозь копьем. Одновременно упал и Ресак, пораженный мечом Александра.

Пока конница Александра вела этот опасный бой, македонская фаланга переправилась через реку и сошлась с пехотой противника. Персы сопротивлялись вяло и недолго; в скором времени все, кроме греческих наемников, обратились в бегство. Эти последние, сомкнув ряды у подножья какого-то холма, были готовы сдаться при условии, если Александр обещает им безопасность. Однако, руководясь скорее гневом, чем расчетом, Александр напал на них первым и при этом потерял своего коня, пораженного в бок мечом (это был не Букефал, а другой конь). Именно в этой схватке больше всего македонян было ранено и убито, так как сражаться пришлось с людьми воинственными и отчаявшимися в спасении.

Битва при Гранике

Художник Richard Hook

(Почему фалангиты во время боя забросили щиты за спины – вопросы к художнику. Художники видят мир по своему).

Битва при Гранике, потери сторон

Арриан, 1.16: Из персов-военачальников пали: Нифат, Петин, Спифридат, лидийский сатрап; наместник каппадокийцев Мифробузан; Мифридат, зять Дария; Арбупал, сын Дария, внук Артаксеркса; Фарнак, брат Дариевой жены, и Омар, предводитель чужеземцев. Арсит с поля боя бежал во Фригию и там, как говорят, покончил с собой, потому что персы считали его виновником своего тогдашнего поражения.

У македонцев пало человек 25 «друзей», погибших в первой схватке. Медные статуи их стояли в Дии; сделал их по приказу Александра Лисипп, который делал и его статуи: только его считали достойным этой работы. Остальных всадников пало больше 60, а пехотинцев около 30.

Диодор, 17.21: Персов погибло: пехотинцев более 10 тысяч, всадников не меньше 2 тысяч; в плен взято было больше 20 тысяч. После сражения царь устроил великолепные похороны павшим, рассчитывая, что такие почести сделают его солдат еще неустрашимее.

Плутарх: Передают, что варвары потеряли двадцать тысяч пехотинцев и две тысячи пятьсот всадников. Аристобул сообщает, что в войске Александра погибло всего тридцать четыре человека, из них девять пехотинцев.

В результате победы в битве при Гранике путь в Азию для Александра был открыт. Ему предстояло встретиться с Дарием в битве при Иссе. Интересно отметить, что у Диодора и Плутарха Александр в конном бою использует щит. Конница в армии Александра Македонского щитов не носила. Еще один интересный момент отмечен у Диодора о действиях фессалийцев. Судя по его сообщению, можно предположить, что персы контратаковали на правом фланге.

Комментарии

Отзывов (18) на Великие битвы: Битва при Гранике”

  1. Недобитый Скальд пишет:

    Только я бы не сказал – “наспех набранная”. Персы уже третий год воевали в М. Азии против греко-македонян и вторжение АМ не было таким уж сюрпризом.

    • Strateg пишет:

      Ну, можно воевать и десять лет, а все равно армия не будет вымуштрована. Имхо, персидскую армию в принципе не отладить, как македонян или римлян. Галлы вот десять лет с Цезарем воевали. Все равно не сравнить с легионерами, даже при наличие талантливого Верцингеторикса.

      • Недобитый Скальд пишет:

        Это смотря с кем сравнивать. Если с македонянами – то персы уступают, а если с балканскими варварами и греками – то скорее паритет. Проблема в том, что при Гранике греческие наемники и союзники Александра не были.

      • Павел пишет:

        Всё таки на стороне Римлян передовое для того времени государство, следовательно, так сказать перевес в науке, техники, экономики,централизованное управление, элементарно, Галльская экономика бы не смогла снабдить крупную армию защитным снаряжением. И не смогла бы содержать, в отличии от Рима, крупную профессиональную армию.
        А персы ещё при Сассанидах доставят изрядную головную боль тому же Риму.

        • Strateg пишет:

          Сассаниды и ахемениды все же различаются армиями.

          • Павел пишет:

            Меня просто восхищает, что после походов Александра Македонского история персидского царства как влиятельной военной и политической силы не закончилась). Редко так бывает, получилось что они персидская империя пережила и Македонскую и Римскую).
            Про Римскии легионы добавлю что это войска крупной и развитой державы, галлы при всём желании не смогли-бы создать ничего подобного-не те ресурсы.

  2. Недобитый Скальд пишет:

    Да и – Мемнон не командовал греками.

    • Strateg пишет:

      Вот тут для меня загадка. По тексту источников Мемнон командует конницей. На кой черт ему конницу поручать? Уж всяко грек не великий всадник и персам это было сподручнее. А вот наемникам пехотинцам командир нужен именно грек.
      Хорошо, что ты появился. Я тут попозже, после битв Александра хочу статью по комплектованию армии Саши замутить. Видел на одном из форумов твои рассуждения про продромов, бегунов и пеонов. Хотел бы поспорить.
      Пока я вижу по источникам, что продромы-сариссофоры отдельно, бегуны отдельно. И пэоны – это часть бегунов.
      Коннолли умудрился написать, что 900 фракийцев\пэонов вообще вооружены дротиками. Песня…
      Дротикометатели появляются после Гавгамел. И кстати, вопрос. А почему действительно не было фракийцев с дротиками? Вроде бы для них это сподручнее.
      И может что то про щит Александра скажешь? Чего он со щитом на коне сражается?
      Ну и еще по Гранику. Могли персы на правом фланге контратаковать через реку? Или следут понимать, что они контратаковали переправившихся через реку фессалийцев?

      • Недобитый Скальд пишет:

        Он ровно такой же грек, как и персидский магнат, и владеет землями, с которых, как и любой магнат, выставляет конных воинов. А над наемниками (как показала Египетская кампания) разумнее иметь командира-надзирателя.

        Ну-ну, поспорь. Только ты лучше статью прочитай, а не рассуждения на форуме. Там и про продромов (это и есть “бегуны”), и про сариссофоров, и про пеонов, и про “щит” Александра.

        Персы при Гранике сражались только на своем берегу.

        • Strateg пишет:

          Да я на каком то малоизвестном для меня форуме видел обсуждалки про бегунов. Через поисковик нашел. Статью на твоем персональном сайте на народе то же видел.
          Как думаешь, почему на начало похода не было конных фракийцев с дротиками?
          Так же давно пытаюсь понять, откуда вы берете цифры фессалийцев и гетайров по 1800, когда у Диодора по 1500 написано?

  3. Недобитый Скальд пишет:

    Статья вот она:
    http://www.xlegio.ru/ancient-armies/military-organization-tactics-equipment/alexander-of-macedon-cavalry/

    Почему? А нафига они нужны? Ценность кавалерии АМ – в ближнем бою. У персов почти вся конница – с дротиками. Наличие нескольких сотен собственных дротометателей не спасет, надо сразу переходить к столкновению.

    Мы? Из текста Диодора. А не из его дурацкого перевода, коим ты пользуешься. Примечание 129 к моей статье посмотри внимательнее.

    • Strateg пишет:

      Максим, спасибо. Я видел твои статьи в трех-четырех вариантах. Правда, не нашел ничего про щит Александра при Гранике, за исключением: “Щиты кавалерия Александра в конном бою не применяла…” на твоем сайте на юкозе. Там же удивила фраза о бегунах: “…были перевооружены пехотной пикой “сариссой”, возможно, укороченной, вместо бывших у них ранее ксистона…” Если укоротить сариссу, то по длине ксистон и получится, имхо.

      Нафига нужны дротикометатели? А нафига они стали нужны после Гавгамел? Нафига тарентинцы диодохам? Все же разведчикам сподручнее с дротиками. Да и в перестрелке, как с теми же скифами при переправе, желательно метать. В рукопашку то с ними еще войти нужно. Вражеские легкачи же рассыпаются и пуляют издали…

      По Диодору очень интересно. Ты пишешь: “Число же 1500 всадников-фессалийцев, встречающееся на полях одного манускрипта исторического труда Диодора…” Это говорит о разных версиях первоисточника? Или о разных версиях русского перевода?
      Вроде логично: 1500 гетайров+1500 фессалийцев+600 греков+900 продромов = 4500 Свыше 5000 всадников только Арриан указывает, но без разбивки на контингенты.
      Вот такой коммент к переводу Диодора:
      “Диодор является нашим единственным источником, подробно перечисляющим войска Александра. Юстин (11.6.2) дает просто 32000 пеших и 4500 конных; Плутарх (Александр, 15.1), 30.000–43.000 пеших и 4000–5000 конных; Арриан (1.11.3) «не намного больше, чем» 30000 пеших и 5000 конных. Плутарх (De Fortuna aut Virtute Alexandri, 1,3 [327D/E]) утверждает, что Аристобул дает численность 30000 пеших и 4000 всадников, Птолемей – 30000 пеших и 5000 конных, и Анаксимен – 43000 пеших и 5500 конных. Плутарх (Александр, 15,1) добавляет, что Александр имел только семьдесят талантов (по Аристобулу) и запасов только на тридцать дней (Дурис), а Онесикрит заявлял, что он имел долг в размере 200 талантов. Следует отметить, что данные Диодора для кавалерии суммируются в 5100, и в 4500, как указано.” – Как, черт побери, 4500 превращается в 5100?

      Я столкнулся еще с таким казусом у Диодора.
      17.53
      “Дарий, узнав о его прибытии, собрал отовсюду войска и приготовил все нужное для войны. Он заказал гораздо больше мечей и копий, чем у него было раньше, думая, что Александр выиграл сражение в Киликии благодаря обилию оружия.”
      перевод Сергеенко и некоего Agnostik.
      У Нефедкина:
      “Дарий изготовил мечи и ксистоны много более длинными, чем бывшие ранее, думая, что Александр из-за их величины имел преимущество в битве у Киликии”

      Не знаешь, чему верить. Придет Ваня Барака и скажет, что книжки читать не нужно, там все врут)))

      Ты ответь, пожалуйста, новым постом. А то они по мере ответов скукоживаются.)))

    • Strateg пишет:

      Еще очень непонятно с греческими союзниками при Гранике. Я не нашел информации, что после Геллеспонта их где то оставили и их не было при Гранике.

      • Недобитый Скальд пишет:

        Элементарно. Источники приводят боевые расписания. Греческой пехоты там нет.

    • Strateg пишет:

      Кстати, у Полибия то же сумма всадников, как у Диодора 4500, 12.19:
      “Таковы же известия Каллисфена и об Александре. Так, по его словам выходит, что Александр совершил переход в Азию с сорока тысячами пехоты и с четырьмя тысячами пятьюстами конницы,…”

  4. Недобитый Скальд пишет:

    “Максим, спасибо. Я видел твои статьи в трех-четырех вариантах. Правда, не нашел ничего про щит Александра при Гранике, за исключением: “Щиты кавалерия Александра в конном бою не применяла…” на твоем сайте на юкозе”

    Где? Про щит я писал, адрес статьи дал.

    “Нафига нужны дротикометатели? А нафига они стали нужны после Гавгамел?”

    Вот ты странный, а куда девать верноподданных персов и мидян, когда Империя разгромлена?

    “По Диодору очень интересно. Ты пишешь: “Число же 1500 всадников-фессалийцев, встречающееся на полях одного манускрипта исторического труда Диодора…” Это говорит о разных версиях первоисточника? Или о разных версиях русского перевода?”

    Это ни о чем не говорит. Мало ли кому пришло в голову на полях написать. Учитывается только текст в тексте.

    Слушай, нафига ты мне приводить данные источников о количестве всадников? Я их и так прекрасно знаю и по мере сил в статье привел версии с объяснениями.

    “Я столкнулся еще с таким казусом у Диодора.
    17.53
    “Дарий, узнав о его прибытии, собрал отовсюду войска и приготовил все нужное для войны. Он заказал гораздо больше мечей и копий, чем у него было раньше, думая, что Александр выиграл сражение в Киликии благодаря обилию оружия.”
    перевод Сергеенко и некоего Agnostik.
    У Нефедкина:
    “Дарий изготовил мечи и ксистоны много более длинными, чем бывшие ранее, думая, что Александр из-за их величины имел преимущество в битве у Киликии”
    Не знаешь, чему верить. Придет Ваня Барака и скажет, что книжки читать не нужно, там все врут)))”

    Естественно, оригиналу, который наиболее точно передал в переводе Нефёдкин.

  5. Павел пишет:

    Вообще, персидских военочальников критикуют за то что они первоначально отказались от тактики выжженной земли, но хороши дармоеды, которые имея численный перевес, не делают попытки остановить армию противника на границе, без разорения своей территории. Наверное, у персов был шанс победить, у них была хорошая греческая пехота, не плохая конница, Персидская империя была одной из самых богатых в то время, с другой стороны македонская армия была более цельная, отлаженная.

    • Strateg пишет:

      Был бы у персов Александр, а не Дарий – может быть и победили бы. А тактика выжженной земли спорна… Города то стоят. Македоняне их захватывают. Получают продовольствие, оперативные базы… Политическое устройство персов шаткое, сатрапы начинают смуту, кто то переходит за македонян…

Ваш отзыв