Хроники Византии, ч.7

Автор: , 25 Ноя 2011

Варгейм, настольная игра

В роли Жанны модель Дарья Афанасьева

Игра затянулась. Мастер Ливинг выкручивает руки игрокам, вынуждая их в своем литературном творчестве заняться плагиатом. Объем написанного игроками не позволяет опубликовать все произведения.

Император Константинопольский погиб, защищая столицу от штурма македонян. По Византии бродят наемные убийцы, которых игроки насылают на чужих лидеров.

 

Краткое пособие для начинающего режиссера.

(Soser)

Лос-Анджелос, Голливуд, студия «ХХ век фак». Наши дни. Прокуренный павильон. На кресле, задрав ноги на стол, мучаясь с похмелья, сидит известный режиссер.

- Все пропало. Все пропало, – бормочет он. Гипс снимают, клиент уезжает, деньги спонсоров кончаются. Еще ничего не снято и ДИКАЯ головная боль.

Рядом сидит молодая женщина с красиво очерченными полными сексуальными губами.

- Возьми себя в руки, дорогой. Сейчас что нибудь склепаем. Не в первый раз.

- Ах, оставь, Анджелина. Моя мысль заканчивается, даже не начавшись. Заказали исторический фильм, деньги все пропиты. Как снимать батальные сцены?

- Да очень просто, дорогой. Войну расскажет голос из-за кадра. А мы сделаем акцент на личной жизни персонажей. Я сыграю главную роль. Например. Византия, 1230 год. Юная никейская княжна Жанна.

- Режиссер с сомнением посмотрел на женщину. – Юная княжна, говоришь?

Глаза Анджелины опасно прищурились.

- Ну хорошо, хорошо. Ничего другого все равно не придумать. Надо больше крови и секса.

- За это не беспокойся, дорогой. Но мне нужен мужчина партнер.

Тут нахмурился режиссер.

- Будет тебе партнер. Не то, чтобы совсем мужчина, но по сюжету обыграем.

- Эй, красавчик, да, да, ты. Отлепись от оператора и иди сюда. Как там тебя? Колин? ОК, Колин. Начинаем снимать, причем экспромтом. Слушай Анджелину.

- Эй, там, камера пошла! Вон тот старикан – пусть бубнит за кадром.

«Шел 1230 год. На осколках некогда сильной державы хлестали реки крови. Короли и герцоги пытались вырвать друг у друга клочки земли. Битвы шли на суше и на море. Союзы заключались и расторгались. Владыки сходили с ума, попадали в плен, гибли под ножами убийц, на кострах, на плахах и от неприличных болезней. Кто-то воевал совершенно безбашенно, а кто-то втихушку старался урвать кусок. Менялась вера. Латиняне несли католичество православным народам, турки несли обрезание, а из северных болгарских степей наступал культ Солнцеликого Ливинга. Однако, посреди этого хаоса в имперском дворце Никеи было тихо и спокойно. Возле фонтана, разлегшись на постели, возлежала  княжна Жанна.»

-Босс, кровать готова. Где взять фонтан? – всполошился помощник режиссера.

- Дайте шланг тому, который голос за кадром подает. Анджелина, быстро на кровать. А ты, поливай. Да не на нее, так твою! А рядом.

«Княжна по-видимому только что принимала ванну. Ее мокрые одеяния рельефно обрисовали юные, но уже созревшие прелести. Сквозь мокрую ткань упруго торчали вишенки сосков. Однако эту умиротворительную картину прервал топот на лестнице»

- Колин, так твою! Чего засмотрелся? Давай, топочи ногами!

«В зал вбежал юноша с длинными светлыми волосами. Он был изможден и весь в кровоподтеках. Его рубашка превратилась в лохмотья. Это был двоюродный брат Жанны, молодой Александр Палеолог, несколько лет назад отправленный в Константинополь, для заключения династического брака. Ноги уже не держали юношу и с разбега он рухнул на кровать, прямо в объятия Жанны.

- Александр? – вскричала Жанна. – Как ты здесь оказался? – Юноша не мог отдышаться.»

- Колин, ты свою голову то оторви от грудей. Не подушка! – занервничал режиссер.

«- Я, вместе со своим супругом, был с войском Императора Константинопольского. Под Родопским замком произошла битва. Еле спасся.  Император в плену. Македонцы торжествуют. – Жанна приподнялась и оттолкнула Александра от себя.

- Это сынок Павсания – Алкид! Мы засылали борзых щенков местной знати. Но они простейшего дела сделать не могут.

- Я бежал со всех ног, – не останавливался юноша. – Видел вдоль дорог каких то странных воинов. Конные лучники, но на турок не похожи. А в Константинополе слухи дошли – Эпир разбойничает на море. Захватывает чужие суда с мирными рыбаками.

-Поставим мы флот в проливе, – ответила Жанна. – А рыбы нам не жалко. Пошлем деспоту Эпирскому коробку шпрот.»

- Хватит мести пургу, Анджелина! Давай тело! – кипятился режиссер.

«Жанна погладила белокурые волосы Александра и призывно заглянула ему в глаза. Притянув его голову, княжна медленно и со вкусом впилась в него своими полными губами. Александр оттолкнул ее.

-Ты что, мы же родственники?

- А ты целомудренный, – усмехнулась Жанна. – Как с наследником латинян, это нормально, а с юной девушкой зазорно? Ну ничего, у меня  питон есть.»

- Где питон! – заорал помощник режиссера. – Откуда я его возьму?

Известный режиссер не растерялся. – Эй, ты, за кадром… с фонтаном. Хватит лить. Покрути своим бранзбойдом на кровати. Нам питона не хватает.

Головная боль прошла. Режиссер был в своей стихии.

- Анджелина, а кто там победил? Ты у нас такая умная.

- По истории, Византия объединилась под скипетром Никейского Императора, – крикнула с кровати Анджелина, играя со шлангом.

(Brighter)

Кинокомпания “20 век сакс”
Кинокомпания “Глюкас филмз”
представляют:
“Византийские войны”
Том 2
Глава 5
Эпизод 3
стихи с 43 по 78
“Атака клоунов”

(желтый текст, уплывает вдаль на фоне ночного Константинополя)

Трудное время настало для бывшей Византийской Республики. Громоздкая бюрократическая машина Сената не может остановить продолжающиеся беспорядки. Армия республиканцев терпит поражение за поражением от македонских сепаратистов, возглавляемых таинственным графом Дроз-Дуку. Пользуясь смутой, Торговая Федерация Эпира расширяет свои владения, захватывая новые и новые плане… острова. С юга наносят удары дикие турецкие кочевники.
В этих условиях только орден Болгарских Рыцарей Джейдай может восстановить равновесие. Но и сами рыцари сталкиваются с коварством и хитростью злодеев. В полной тайне к Магистру Джейдай пробирается неведомый убийца.

(желтый текст медленно уплывает за купол собора Святой Софии)
(собственно фильм)

(Торжественная музыка, прерываемая звуками ударов и матерными криками, на переднем плане толпа рыцарей Джейдай избивает ногами какое-то тело)

-Магистр Брайтер! Мы поймали убийцу!!! Сейчас он получит!!!
-Оставь его, Йода, ты слишком буен для молодого нападдавана – он всего лишь заблудшая душа. Придет в себя, тогда подробно расспроси его кто он и откуда.
-Хорошо Магистр!
Магистр Брайтер ушел в свой покой и задумался. Кто-то явно не хочет, чтобы Рыцари Джейдай* (* название происходит от исковерканного названия их родины – JAsenevo DIstrict) творили мир в наше смутное время. Но кто? Торговая федерация. Конечно, мы выставили ей налоговые претензии, но все-таки не слишком большие, да и воевать они не любят, торгаши. Может македонский граф Дроз Д.? Это вообще странная личность и непонятно кто такой? Магистр пребывал в глубокой задумчивости.
А между тем, македонские Клоуны продолжали нещадно громить остатки республиканской армии. Все ближе и ближе приближались они к сердцу Республики – великому Коррусантинополю. Случилось невероятное – в плен к Клоунам попал сам канцлер. Теперь вся его жизнь висела на волоске и зависела от решения Графа.
Граф вошел в камеру. Изможденный канцлер быстро поднял взор, надеясь многое прочитать в глазах своего противника. Но его ждало разочарование – граф был облачен в длинный плащ, а лицо его скрывал свисающий капюшон.
-Ну что ж, – вот и канцлер попал в мои руки, – самодовольно потирая ладони сказал Дроз.Д. – В обмен на твою жизнь я приобрету власть над всей Республикой, ха-ха-ха!!!
-Ты можешь убить меня, но Республика никогда не склонится перед тобой, – гордо ответил глава Республики.
-Тогда я потребую за тебя выкуп, построю на эти деньги могучую армию Клоунов и завоюю вашу жалкую столицу, – менее уверенно продолжал граф.
-Народ никогда не пойдет на такую сделку, – менее гордо ответил канцлер. В глубине души он знал что это правда. В том финансовом кризисе, в котором пребывала республика, проще было провести новые выборы.
-Что ж, ты сам избрал свою судьбу, – мрачно произнес граф и вышел хлопнув дверью.
Дроз.Д прошел через весь дворец, отворил неприметную дверь и очутился в маленькой комнатушке. Он подошел к небольшому столику, возложил руки на позеленевшую от древности бронзовую фигурку воина и нараспев начал произносить страшное заклинание. Через мгновение над статуэткой появилось призрачное изображение человека в таком же плаще и капюшоне, под которым однако угадывалась густая ухоженная борода.
-Какие новости, Дарт Филиппиус? – властно спросил призрачный человек.
-Похоже затея с канцлером провалилась, Владыка Федориус! – печально сказал граф. – Он не хочет идти с нами на контакт.
-Это входило в мои планы, – произнес собеседник, – все равно дни Коррусантинополя сочтены. Продолжай наступление на суше, а я пока приготовлю Республике и ее союзникам небольшой сюрприз…
После этих слов призрак растаял и комнатка погрузилась в кромешный мрак.
-Магистр Брайтер! – в покой магистра ворвался молодой ученик. – Негодяй практически во всем признался!!!
-Что он сказал? – мгновенно напрягся магистр.
-Ну, про своего нанимателя он сказать не успел – видимо не выдержал мук… раскаяния. Но зато он сказал нечто ВАЖНОЕ.
-Что именно?
-Он сказал что Торговая Федерация Эпира попала под влияния владыки ситха!!! Что же это значит?
-Это значит, мой юный нападдаван, что нам придется увеличить сумму налоговых претензий к Эпиру.
-Нет, магистр, что такое ситх??
-СИТХи – это древный орден, юный Йода. Практически, такой же древний, как и мы. Слово СИТХ означает “Сибирско-иркутский тиран-холерик”!!!
-Жалко мы не успели выяснить остальное!
-Не переживай, ученик, ты хорошо потрудился. В награду я расскажу тебе о твоем будущем. Ты проживешь долгую жизнь. 900 лет ты будешь пользоваться почетом и славой. Но от старости тебя скрючит вчетверо, кожа позеленеет, вырастут длинные уши и умрешь ты в каком-то богом забытом болоте!!! Исполненные благодарности потомки снимут про тебя огромный-огромный фильм.
-А что такое фильм, учитель?
-Фильм… ну, это типа такой же сказки в которой мы с тобой сейчас, только звук Долби Сурраунд. Но к черту пустяки, нам придется выкуривать СИТХа из Эпира. Седлайте коней, друзья мои!!!

Янтарные слезы Вечного Города.

(Soser)

На изумрудной лесной поляне стоял белоснежный единорог. Он внимательно наблюдал за человеком, проходившим лабиринт на большой каменной плите. Последняя вуаль вспыхнула ярким снопом искр и человек оказался в самом центре лабиринта. Теперь можно было перевести дух.

Это был Оберон, правитель Вечного Города, на некоторых отражениях известный как Ганелорн, а на отражении Земля известный как Ливинг. Пока Оберон осваивал туристские маршруты других измерений, в Вечном Городе его дети перегрызлись между собой. Ситуация выходила из под контроля.

- Пожалуй, дам им еще несколько ходов без меня, – раздумывал Оберон. – Но свои коррективы надо внести.

Он переместился рядом с единорогом, уселся на камень и достал из кармана колоду карт.

Карты были необычные. Оберон начал медленно перелистывать их. На рисунках, наброшенных рукой гениального художника Дворкина, как живые были изображены мужчины, чем то все вместе напоминавшие Оберона. Это были его дети, принцы Вечного Города.

Вот Каин Афинский. Горячий парень. Он всегда первый лез, очертя голову, в схватку. Часто, даже не успевая подумать. Другие братья часто пользовались этим, подставляя Каина под удар. Похоже, его и на этот раз спровоцировали. И, похоже, что он доигрался. Войска Каина были заперты в башне. Башню охраняла стеклянная змея, вращающиеся скалы и странные существа с измерений с шестью пальцами. Пробиться к Каину было сложно, но можно. И сделать это мог Бенедикт.

Вот его карта. Бенедикт Ахейский потерял руку в призрачном городе Тир-а-ног-та. Но и с одной рукой он блестяще управлялся со шпагой. Он смог возродить уже умирающую Ахею и сейчас шел по следу Каина.

На следующей карте был изображен высокий крупный мужчина с добрым простодушным обветренным лицом. Жерар Венецианский. Оберон оставил его командовать флотом.

Следующий – Джулиан Македонский. Оберон вгляделся в карту. К Вечному Городу пролегла Черная дорога. Она доходила до самых подножий Города. По ней маршировали ужасные создания – порождения Хаоса. И во главе войска на огромном вороном коне Моргенштерне, окруженный своими штурмгончими, ехал Джулиан. Кто надоумил его штурмовать родной Город? Кто открыл черную дорогу созданиям Хаоса?

На следующей карте изображенный мужчина был бледный и окаменевший словно мрамор. Как не всматривался Оберон в карту, она оставалась холодной. Эрик был старшим в Городе.

Именно он вывел войска против Хаоса на Черной дороге. В местечке Родопи он принял последний бой. Камень Правосудия помог отбросить войска Джулиана, но это стоило Эрику жизни. Теперь оборону Вечного Города возглавил младший сын Оберона – Рэндом Константинопольский.

На следующую карту Оберон смотрел дольше. Вот он – Бранд Эпирский. Этот из рыжих. Любит загребать жар чужими руками. Хитрый мастер интриги. Это он заключил сделку с Двором Хаоса. Он открыл путь Черной Дороге. Это он внимательно смотрит, как его братья Каин и Джулиан пытаются добыть ему трон.

- Да нет, Бранд. Рано тебе на трон. Я пока жив, – усмехнулся Оберон.

Изображение на карте изменилось. Бранд явно что то почувствовал. Оберон прикрыл карту рукою, разорвав контакт. Достал другую карту.

- А мы тебя побьем, – обратился Оберон мысленно к Бранду. – Для тебя есть другой рыжий. Хоть и мелкая карта, но козырная.

Блейз Болгарский с усами и бородой, с голубем на плече и в меховой шапке выглядел лихо.

Осталось несколько карт.

Две из них были нарисованы явно не  Дворкиным. Это были легкие наброски неумелой руки. Девушка и юноша. Дара и Мартин. На отражении Земля их знали как Жанна и Александр.

Оберон недовольно покачал головой. Вот уж достались родственнички. В них явно чувствовалась кровь Хаоса.

Последняя карта. Любимый сын Оберона. Черная одежда, серый плащ с заколкой в виде серебряной розы. На боку известная всем отраженьям шпага Грейсвандир. Принц Никейский.

- Корвин! – позвал Оберон. Карта помутнела. Оберон мысленно потянулся к изображению и почувствовал, как карта теплеет. Корвин повернулся.

- Кто здесь? Это ты, отец?

- Оставайся там. Я не могу тебя переправить. Что там у вас творится?

- Джулиан штурмует Город. Эрик при отражении атаки погиб. Это Бранд призвал Хаос. Я был вынужден разорвать с ним всякие отношения. Если он прольет кровь братьев на Лабиринт, все пропало. Хаос поглотит Город. Отец, помоги!

- Корвин, мы-то с тобой знаем, что я тебя оставил старшим. Справляйся сам! И помоги Рэндому. Из мальчишки может быть толк.

Оберон прервал контакт, убрал карты и вопросительно взглянул в глаза единорога.

Комментарии

Ваш отзыв