Хроники Византии ч.1

Автор: , 01 Ноя 2011

Варгейм, настольная игра

В роли Жанны модель Дарья Афанасьева

Произведения, присланные на литературный конкурс, помогут составить некоторое представление о прошедшем сетевом варгейме  “В тени Византии” под руководством мастера игры Living One. Сначала я думал публиковать фрагменты, но перечитав все заметки, присланные игроками и пылящиеся сейчас в архивах, решил опубликовать полностью. Некоторые хроники имеют самостоятельное смысловое содержание, другие нужно рассматривать как переписку в игре между между противниками. Моим главным противником был игрок за Македонию Drozd (Подлипский Денис).

 

 

Отрывок из летописи придворного хрониста Императора Никейского Никифора Палеолога.

Автор: Soser

Многочисленные беды обрушились на православную Византию после взятия Константинополя католиками – латинянами. Крестовое воинство, вместо того, чтобы сражаться с общим врагом всех христиан – турками, оборотилось против братьев своих. И пала великая Византия. Распалась на мелкие осколки, хрустящие под сапогами латинских баронов. Мелкие князья погрязли в междоусобицах, стараясь урвать друг у друга клочок земли. А с востока надвигалась мусульманская рать, неся смерть и порабощение всем христианским землям.

Однако еще оставался государь, все помыслы которого были связаны не с желанием урвать кусок пожирнее у других князей. Взоры христианского мира обратились на императора Никеи – славного Никифора Палеолога. Этот великий государственный муж по крупице собирал разбросанные земли ромеев, пытаясь возродить былое могущество Византии. Дарил жителям свободу и процветание. Оберегал их от набегов жестоких кочевников.

Но пришла беда откуда не ждали. Пока Никифор собирал войска против чумазых, ударил ему в спину король македонский Филипп. Потекли реки крови по беззащитной земле Лидии.

Поручил государь своему лучшему стратегу Андронику Ангелу во главе трех нумерий катафрактов восстановить мир в родной земле. Войско двигалось без остановок, а впереди летел Ангел на белом коне.

Заслышав о приближении   миротворцев, испугавшись возмездия, бросились македонцы на восток. Страшились они мести Ангела больше, чем стрел сельджуков. Но, перед бегством, обратились к самым низменным чувствам жителей – к сребролюбию. Король македонский не поскупился оплатить предательство.

Устал с дороги Ангел, расслабился. Послал два отряда катафрактов в вдогонку македонцам, а сам с небольшим отрядом телохранителей решил отужинать в гостеприимной деревне. Да и как было не остаться, когда хитрые крестьяне бочонок вина выкатили да танцовщиц пригласили.

После долгого пути, да хмельного вина, да крутобедрых танцовщиц уснули витязи молодецким сном. Так, во сне и прирезали их македонские наймиты. А в открытом бою ни в жизнь этой гопоте с рыцарями не справиться. Вознесся Ангел прямо на небо и за смерть мученическую был причислен к лику святых. И долго еще даже собственные подданные плевали в спину Филиппу Македонскому. А подданные Никифора Никейского поклялись отомстить за кровавое злодейство.

Еще отрывок из летописи придворного хрониста

Императора Никейского Никифора Палеолога.

Автор: Soser

Совсем немного времени минуло после той кровавой ночи, когда воины поклялись над могилой Андроника Ангела отомстить македонским захватчикам. Вызвал император молодого талантливого стратега Льва Дьякона и поручил ему созвать феодальное ополчение южных земель. Со всех сторон стекались прониары под никейские знамена, да еще ополченцев лучников с собой привели. Набралось две нумерии катафрактов. Да один отряд лучников – какая никакая, а все ж подмога. Лучники правда были не особо чтоб хороши, из местных крестьян. На наемников денег в казне не оказалось. Зато тяжелая конница была очень хороша. Дьякон отбирал из пришедших самых молодых да удалых. Под стать себе.

Поход начался весной. Пока еще солнце не иссушило источники и воины не рисковали изжариться в своих доспехах. Впереди лежали Сарды. По данным лазутчиков город охранялся двумя отрядами копейщиков и местной чернью. Копейщики набрались смелости и вышли в открытое поле. Бой был неизбежен.

Лев Дьякон расставлял свою конницу, с трудом сдерживая порывы безрассудных юнцов, горящих местью. Перед строем растянулась цепочка лучников. Приказав коннице стоять на месте, Дьякон послал стрелков на расстояние выстрела. Лучники открыли навесную беспорядочную стрельбу. Македонцы сплотили ряды и выставили вперед свои большие щиты, закрываясь от стрел. Потери обороняющихся были минимальны. Далеко было вчерашним крестьянам, взявшимся за лук, до болгарских, куманских или сельджукских наемников.

Вдруг, вдали показалось облако пыли. Это на подмогу копейщикам шла тяжелая македонская конница из Филадельфии. Медлить было нельзя. Поняв, что от стрелков мало толку, Лев поднял руку и указал на врага. Качнулись вперед знамена. Катафракты перешли сначала на шаг, потом на бег. Никейские лучники не успели убежать в сторону и оказались прямо на направлении атаки. Прониары не стали останавливать бег своих коней и по телам своих ополченцев скакали на врага. Копейщики ощетинились копьями слишком короткими, чтоб сдержать многотонную стальную волну. Первые шеренги македонцев были смяты дружным натиском. Но в это время подоспела македонская конница и завязался жестокий встречный бой. Копейщики были стиснуты с обоих сторон и в жуткой свалке гибли сотнями.

Господь в этой битве был на стороне Никеи. Македонцы не смогли устоять против Льва и в ужасе бежали. Но, перед никейцами по прежнему неприступно стояли Сарды, закрывшие ворота перед своими беглецами, чтобы катафракты Дьякона не ворвались в город.

Осадной техники у никейцев не было, да и вся пехота полегла под копытами. Штурм был невозможен.

- Почему мы не можем осадить город? – вопрошали воины Дьякона.

Глубоко задумался опытный стратег. Действительно, почему? Почему мы должны покинуть провинцию не попытавшись взять врага измором?

- Над нами есть Бог – глубокомысленно изрек он. – А над богом есть мастер Ливинг. Вот он то и не велит нам оставаться на завоеванной земле.

Удивились воины. Высказали, что думают о мастере и началось в их рядах брожение. Заиграла молодая кровь. Мог возникнуть бунт.

 Женщины – за стенами города, Мастер далеко. Куда же направить силу молодецкую?

- Слушайте меня, воины – воскликнул Лев. Македонцы разбиты, но впереди неверные мусульмане. Впереди Иерусалим, гроб господень и Голгофа. А там и до мастера рукой подать.

Часть катафрактов, позабыв про защиту родной земли ушла в новый крестовый поход. А Лев Дьякон остался охранять никейские земли. Неспокойно было на границе. Надвигались враги.

Комментарии

Ваш отзыв