Славяне против Византии

Автор: , 27 Дек 2015

slav1С начала правления Юстиниана северная граница Византии стала подвергаться давлению южных славянских племен – склавенов и антов. Поначалу славяне ограничивались грабительскими набегами, позже, объединившись с аварами, славяне представляли серьезную опасность для византийских императоров. Первые, относительно подробные сообщения о военном деле славян, мы находим в византийских литературных источниках.

Иордан, Гетика, 35: “Склавены живут от города Новиетуна и озера, именуемого Мурсианским, до Данастра, и на север – до Висклы; вместо городов у них болота и леса. Анты же – сильнейшие из обоих [племен] – распространяются от Данастра до Данапра, там, где Понтийское море образует излучину.”

Прокопий Кесайрийский, Война с готами, 3.14: “Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве (демократии), и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим. И во всем остальном у обоих этих варварских племен вся жизнь и законы одинаковы… Вступая в битву, большинство из них идет на врагов со щитами и дротиками в руках, панцирей же они никогда не надевают; иные не носят ни рубашек (хитонов), ни плащей, а одни только штаны, подтянутые широким поясом на бедрах, и в таком виде идут в сражение с врагами. У тех и других один и тот же язык, достаточно варварский. И по внешнему виду они не отличаются друг от друга. Они очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них очень белый или золотистый и не совсем черный, но все они темно-красные. Образ жизни у них, как у массагетов, грубый, без всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они не плохие и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы. И некогда даже имя у славян и антов было одно и то же. В древности оба эти племени называли спорами («рассеянными»), думаю потому, что они жили, занимая страну «спораден», «рассеянно», отдельными поселками. Поэтому-то им и земли надо занимать много. Они живут, занимая большую часть берега Истра, по ту сторону реки.”

Псевдо-Маврикий, Стратегикон, 11.4: “Как следует приспосабливаться к склавам и антам и им подобным – Они многочисленны и выносливы, легко переносят и зной, и стужу, и дождь, и наготу тела, и нехватку съестных припасов. Ведя разбойную жизнь, они предпочитают совершать нападения на своих врагов в местах лесистых, узких и обрывистых. С выгодой для себя пользуются засадами, внезапными нападениями и хитростями, ночью и днем, выдумывая многочисленные уловки. Они опытнее всех других людей и в переправе через реки и мужественно выдерживают пребывание в воде, так что часто некоторые из них, оставшиеся дома и внезапно застигнутые опасностью, погружаются глубоко в воду, держа во рту изготовленные для этого длинные тростинки, целиком выдолбленные и достигающие поверхности воды; лежа навзничь на глубине, они дышат через них и выдерживают много часов, так что не возникает на их счет никакого подозрения. Но даже если тростинки окажутся заметными снаружи, неопытные посчитают их растущими из-под воды. Опытные же в этом деле, распознав тростинку по срезу и положению, либо пронзают им рты лежащих в воде с помощью этих тростинок, либо, выдернув тростинки, поднимают их из воды, поскольку они оказываются не в состоянии оставаться дольше в воде.

Каждый мужчина вооружен двумя небольшими дротиками, а некоторые из них и щитами, крепкими, но труднопереносимыми. Пользуются они также деревянными луками и небольшими стрелами, намазанными отравляющим веществом, которое оказывает действие, если пораженный им заранее не намазался соком тириака или другими средствами, известными врачебным наукам, либо если тотчас же не вырезал рану, чтобы отрава не распространилась на все тело.

Пребывая в состоянии анархии и взаимной вражды, они ни боевого порядка не знают, ни сражаться в правильном строю не стремятся, ни показываться в местах открытых и ровных не желают. Если же и приходится им отважиться при случае на сражение, они с криком все вместе понемногу продвигаются вперед. И если неприятели поддаются их крику, они стремительно нападают; если же нет, прекращают крик и, не стремясь испытать силу своих врагов в рукопашной схватке, убегают в леса, имея там большое преимущество, поскольку умеют сражаться подобающим образом в тесных местах. В сражениях для них губительны метания стрел, неожиданные нападения на них, атаки из различных мест, рукопашные бои пехоты, особенно псилов, позиции в местах обнаженных и открытых. Поэтому необходимо подготовить войско из кавалеристов и пехотинцев, прежде всего псилов или аконтистов, и большое количество метательных снарядов, не только стрел, но и иных – например дротиков.”

Воины славян, византийцев и аваров

Художник Михаил Горелик

Феофилакт Симокатта, История, 6.2: “На другой день трое людей из племени славян, не имеющие никакого железного оружия или каких-либо военных приспособлений, были взяты в плен телохранителями императора. С ними были только кифары, и ничего другого они не несли с собой… Кифары они носят потому, что не привыкли облекать свои тела в железное оружие — их страна не знает железа, и потому мирно и без мятежей проходит у них жизнь, что они играют на лирах, ибо не обучены трубить в трубы.”

Как видим, византийские источники представляют нам славян как легко вооруженных подвижных пехотинцев, предпочитающих партизанскую тактику на пересеченной местности регулярным сражениям. Сложным остается вопрос с конницей славян. К концу 6 в. славяне попали в зависимость от аваров и воевали против Византии совместно. Славяне выполняли роль пехоты, обеспечивая переправу на лодках через Дунай. Прекрасной конницей служили авары (а чуть позже болгары). Кони у славян упоминаются, но они могут служить скорее для передвижения.

Симокатта, 7.4: “В третьем часу дня, когда они (ромеи) все спали и не поставили никого сторожить, к этой заросли явились варвары. Соскочив с коней, славяне решили немного передохнуть, а также дать некоторый отдых и своим коням.” 6.7: “Ардагаст (вождь славян)… быстро проснулся, вскочил на неоседланного коня и устремился в бегство. Затем варвар внезапно напал на ромеев и, соскочив с коня, попробовал попытать счастья в пешей битве.” Однако в армии Византии во время готской войны мы видим подкрепления Велизарию из конных славян. Прокопий, 1.27: “… прибыли Мартин и Валериан, приведя с собой тысячу шестьсот всадников. Большинство из них были гунны, славяне и анты, которые имеют свои жилища по ту сторону реки Дуная, недалеко от его берега.” Но мы не видим славян, сражающихся конными. А вот пешими они сражаются в Италии против готов в своей излюбленной манере на пересеченной местности. Прокопий, 3.22: “Собрав местных крестьян, Туллиан сторожил дорогу в эту страну, где она сужалась, с тем чтобы враги не могли войти в Луканскую область и причинить ей разорение. Вместе с ним сторожили триста антов, которых еще раньше оставил тут Иоанн по просьбе Туллиана; эти варвары лучше всех других умели сражаться в гористых и трудных местах. Когда об этом узнал Тотила, он решил, что посылать готов на это дело бесполезно, но собрав толпу крестьян и прислав к ним нескольких готов, он велел им всеми силами попытаться взять теснины. Когда они столкнулись друг с другом, между ними произошел сильный бой; анты благодаря своей доблести, так как к тому же им благоприятствовала гористая местность, вместе с крестьянами Туллиана обратили врагов в бегство, произведя большое избиение.”

С учетом того, что даже на 10 в. при походах русов в Византию вопрос с конницей остается спорным, я бы предположил, что в 6 в. славяне использовали коней как средство передвижения, а не как конницу в бою.

Вторжения славян в Византию

Византия 6-7 в.

Приведу некоторые примеры военных действий славян против Византии. Одно из первых крупных вторжений славян состоялось еще при императоре Юстине. Его племянник, талантливый полководец Герман (двоюродный брат Юстиниана), нанес славянам такое серьезное поражение, что еще несколько лет они боялись пересекать Дунай. Во времена готских войн, когда византийская армия была разбросана по различным театрам военных действий, очередной славянский отряд совершил грабительский рейд. Немногочисленный отряд славян численностью около 3000 человек сумел разбить несколько византийских регулярных отрядов и подступил к городу Топер.

Прокопий, Война с готами, 3.38: “Эти славяне, победители Асбада, опустошив подряд всю страну вплоть до моря, взяли также приступом и приморский город, по имени Топер, хотя в нем стоял военный гарнизон… Большая часть врагов спряталась перед укреплением в труднопроходимых местах, а немногие, появившись около ворот, которые обращены на восток, беспокоили римлян, бывших на стене. Римские воины, находившиеся в гарнизоне, вообразив, что врагов не больше, чем те, которых они видят, взявшись за оружие, тотчас же вышли против них все. Варвары стали отступать, делая вид, что испуганные их нападением, они обратились в бегство; римляне же, увлеченные преследованием; оказались далеко впереди укреплений. Тогда поднялись находившиеся в засаде и, оказавшись в тылу у преследующих, отрезали им возможность возвратиться назад в город. Да и те, которые делали вид, что отступают, повернувшись лицом к римлянам, поставили их между двух огней. Варвары всех их уничтожили и тогда бросились к стенам. Городские жители, лишенные поддержки воинов, были в полной беспомощности, но все же стали отражать, насколько они могли в данный момент, нападающих. Прежде всего они лили на штурмующих кипящее масло и смолу и всем народом кидали в них камни; но они, правда, не очень долго отражали грозящую им опасность. Варвары, пустив в них тучу стрел, принудили их покинуть стены и, приставив к укреплениям лестницы, силой взяли город.”

Против славян Юстиниан собирался снова бросить в бой Германа, но тот внезапно умер. А к славянам прибыли подкрепления и вся Фракия до Длинных стен была разграблена. Сыновья Германа сражались со славянами с переменным успехом. В конце правления Юстиниана натиск славян на Византию несколько ослаб, потому что за Дунаем появились племена аваров, которые в свою очередь грабили и опустошали славянские земли. Юстиниан богатыми дарами откупался от аваров. Но следующие императоры Юстин Второй и Маврикий отказывались от выплат аварам, те грабили Византию оставив славян в покое. В покое славянам не жилось, когда рядом есть богатый сосед. Императоры пытались стравливать своих врагов.

Менандр Византиец, История (отрывки), 49,50: “578 г. … славянский народ, в числе около ста тысяч человек, опустошал Фракию и многие другие области. Это было в четвертом году царствования кесаря Тиверия Константина… Эллада была опустошаема склавинами; со всех сторон висели над ней бедствия. Тиверий не имел достаточных сил противостоять и одной части неприятелей, тем менее всем вместе. Не быв в состоянии выслать к ним навстречу войско, потому что оно было обращено на войну восточную, отправил он посольство к князю аваров Ваяну (хан Баян), который в это время не был неприятелем римлян, но напротив того, при самом вступлении Тиверия на престол хотел получить какую-нибудь прибыль от нашего государства. Итак, Тиверий склонил его воевать против склавинов, для того чтобы разоряющие римские области, быв развлечены собственными бедствиями, вступились за свою родную землю и, желая помочь ей, перестали грабить римскую. Приняв от кесаря посольство, Ваян не отказался от сделанного ему предложения. Вследствие сего отправлен был в Пеонию Иоанн, которого управлению были вверены острова и иллирийские города. Прибыв в Пеонию, он перевел в римские области Ваяна и войско аваров на так называемых длинных судах. Говорят, что перевезено было в римскую землю около шестидесяти тысяч всадников, покрытых латами (!!!). Проведя их оттуда через Иллирию, Иоанн прибыл в скифскую область и опять перевез их через Истр на судах, способных плыть взад и вперед. Как скоро авары переправились на противоположный берег, то и начали немедленно жечь селения склавинов, разорять их и опустошать поля. Никто из тамошних варваров не осмелился вступить с ними в бой — все убежали в чащи, в густые леса.”

авары и славяне

Художник Angus McBride

В конечном итоге славяне подчинились аварам и грабили Византию вместе. Вождем славянских племен во времена императора Маврикия был Ардагаст. Симокатта, 1.7: “586 г. Они (авары) подослали племя славян, и огромное пространство римских земель было опустошено. Славяне дошли вплоть до так называемых “Длинных стен”, прорвавшись через которые на глазах у всех произвели страшную резню. Император в страхе защищал “Длинные стены” и вывел сюда из города все бывшее при нем войско, создавая из него в спешном порядке как бы самое надежное укрепление вокруг города. Вот тогда-то Коментиол со славой выполнил свою обязанность начальника армии: наступая на Фракию, он отогнал полчища славян. Он дошел до реки, называемой Эргиния, и, неожиданно напав на славян, подверг варваров сильному избиению. За это, опять назначенный императором главнокомандующим, он вновь был направлен против них. Он показал блестящий пример ромейской доблести и получил титул, который ромеи называют пресентий (magister militum praesentalis), даваемый за военное командование. Затем в конце лета, собрав силы ромеев, он двинулся к Адрианополю и встретился там с Ардагастом, который вел по этим местам большие отряды славян и огромные толпы пленных с богатой добычей. Переждав ночь, рано утром он продвинулся к укреплению Ансину и смело вступил в сражение с варварами. Врагам пришлось отступить, они обратились в бегство и он гнал их до самой Астики. Этот подвиг ромеев дал пленным возможность увидеть светлый день. Стратиг их воспел победную песнь и воздвиг трофей.”

Симокатта, 6.4: “Каган, пройдя пять парасангов, стал лагерем под городом Сирмием, а толпы славян стали готовить из дерева челноки, чтобы каган мог на них переправиться через реку, называемую Саос. Он торопился с этим походом, они же, согласно его приказу, изо всех сил старались доставить ему возможность переправы: страх перед поставленными над ними начальниками заставил их это сделать. Когда эти легкие суда были сделаны и переданы кагану, варварское войско перешло через соседнюю реку. Каган, приводя в порядок свои военные силы, велел части их быстро двинуться вперед и навести на ромеев ужас стремительностью своего нашествия.” В конечном итоге византийские войска под командованием Приска в 593 г. сами переправились в земли славян Ардагаста и предали их мечу и огню. Вскоре Маврикий отозвал талантливого полководца Приска и назначил командовать придунайскими войсками своего брата Петра.

Симокатта, 7.2: “595 г. (Петр) приказал тысяче воинов двинуться впереди войска. Они столкнулись с шестьюстами славянами, везшими большую добычу, захваченную у ромеев. Они везли добычу на огромном числе повозок. Когда варвары увидали приближающихся ромеев и в свою очередь были ими замечены, они тотчас же бросились убивать пленных. Из пленников мужского пола были убиты все бывшие в цветущем возрасте. Так как это столкновение для варваров было неизбежным, то они, составив повозки, устроили из них как бы укрепление лагеря и в центре этого лагеря укрыли женщин и детей. Приблизившись к гетам (так в старину называли этих варваров), ромеи не решились вступить с ними в рукопашный бой: они боялись копий, которые бросали варвары в их коней с высоты этого укрепления. Тогда начальник этого отряда (имя ему было Александр) на родном для ромеев языке велел ромеям сойти с коней и пешими схватиться с врагами в опасном бою. И вот ромеи сошли с коней и подошли к укреплению, нанося и отражая удары копий. Таким образом, битва стала затягиваться и для той и для другой стороны. Тут кто-то из ромеев, подскочив с разбега и напрягши все силы, влез на одну повозку, связанную и одно целое с укреплением и охранявшую варварское войско, а затем, став на ней, начал поражать мечом всех приближавшихся. Тут пришла к варварам неизбежная гибель — ромеи разрушили их укрепление. Варвары, отчаявшись в спасении, уничтожили оставшуюся часть пленных. Ромеи, наступая и усилив натиск, ворвались — к сожалению, поздно и с трудом — в центр укрепления и уничтожили находившихся там варваров.”

византийцы штурмуют укрепление славян

Совсем смешной рисунок

(Совсем смешной рисунок взят из книги Е.А. Разина как иллюстрация к вышеприведенному отрывку. Художник изобразил византийцев со скутумами времен принципата Римской империи. А славяне, судя по щитам, имеют вооружение для 11 в. В тексте указывается, что древние славяне на 6 в. имели доспехи круче, чем у их соседей византийцев и норманнов (!!!). С учетом того, что южно-славянское племя антов изначально располагалось со слов Иордана между Днепром и Днестром, возможно мы видим древних великих укров.)

7.5: “…ромеи утром добрались до воды. И вот одни, преклонив колена, жадно пили воду прямо губами, другие, выгнув ладони, черпали воду горстями, а иные наполняли влагой сосуды. На другом берегу реки был густой лес, где скрылись варвары. И снова на ромеев обрушилось бедствие: варвары издали поражали копьями тех, кто пил воду, и многих из них убивали. Приходилось выбирать одно из двух: отказаться от воды и умереть от жажды или же вместе с водой испить и смерть. И вот ромеи, возводя переправу, перебрались через реку, чтобы схватиться с врагами в открытом бою. Когда же войско оказалось на противоположном берегу, варвары всей массой тотчас напали на ромеев и одолели их. Побежденные ромеи бросились бежать. Так как Петр был наголову разбит варварами, то стратигом был назначен Приск, а Петр, отстраненный от командования, вернулся в Византию.”

Через некоторое время в многодневной битве Приск наголову разбил союзные войска аваров и славян, но об этом вы узнаете в статье “авары против Византии“.

Комментарии

Отзывов (4) на Славяне против Византии”

  1. Klingula пишет:

    Что бы ни говорили про Разина, у мня его трехтомник стоит на почетном месте, потамушта кабы не он и смешные картинки из, него никогда бы я не заинтересовался военной историей, а через нее солдатиками

Ваш отзыв