Великие битвы: Битва при Гавгамелах

Автор: , 05 Авг 2012

Александр Македонский в битве при ГавгамелахРешающее столкновение между Александром Македонским и Дарием 3 произошло в битве при Гавгамелах, 331 г. до н.э. Плутарх: “Великая битва с Дарием произошла не под Арбелами, как пишут многие, а под Гавгамелами. Название это на местном наречии означает «Верблюжий дом», так как один из древних царей, спасшись от врагов на одногорбом верблюде, поместил его здесь и назначил на его содержание доходы с нескольких деревень.”

Вновь сформированная после поражения при Иссе армия персов значительно превосходила количеством македонян. И, если пехота персов, за исключением небольшого числа греческих наемников, не могла конкурировать с македонской пехотой, то конница Дария превосходила конницу Александра количественно и была сопоставима по боевым качествам с македонянами. Не даром великий полководец Александр Македонский, опасаясь окружения, загнул свой строй в виде подковы и выставил вторую линию в тылу. Особые надежды Дарий питал на большое число серпоносных колесниц. Были в армии персов и слоны, хотя их роль в битве при Гавгамелах не ясна. В армии Александра источники мало внимания уделяют пехоте греческих союзников, потому что победа должна была принадлежать в первую очередь македонянам. Ряд цитат, особенно у Курция Руфа, говорят о том, что для македонян битва при Гавгамелах складывалась очень непросто. Однако, как и в битве при Иссе, бегство Дария сыграло решающую роль в сражении.

Битва при Гавгамелах, новая армия Дария

Арриан, 3.8: На помощь Дарию пришли инды, соседи бактрийцев, сами бактрийцы и согдиане. Предводительствовал ими всеми Бесс, сатрап бактрийской земли. Шли с ними и саки, — это скифское племя из тех скифов, которые живут в Азии, — они не подчинялись Бессу, а были непосредственными союзниками Дария. Предводительствовал ими Мавак; были это наездники, стрелявшие из лука. Барсаент, сатрап Арахозии, привел арахотов и так называемых горных индов; Сатибарзан, сатрап Арии, привел ариев. Парфян, гирканов и тапуров — это все конники — привел Фратаферн. Мидянами командовал Атропат; с мидянами вместе были кадусии, албаны и сакесины. Людьми с побережья Красного моря распоряжались Оронтобат, Ариобарзан и Орксин. У сусианов и уксиев командиром был Оксафр, сын Абулита. Бупар вел вавилонян; с вавилонянами были вместе «выселенцы», карийцы и ситакены. Над армянами начальствовал и Оронт и Мифравст, над каппадокийцами — Ариак. Сирийцев из Келесирии и Междуречья вел Мазей. Говорят, что в войске у Дария было до 40000 конницы,  до 1000000 пехоты, 200 колесниц с косами и небольшое число слонов: голов 15, которых привели с собой инды с этого берега Инда.

С этим войском Дарий расположился лагерем на совершенно ровном месте у Гавгамел, возле реки Бумсла, стадиях в 600 от города Арбел. Места, неудобные для конницы, персы давно уже угладили для езды и на колесницах, и верхом. Были люди, которые убедили Дария, что в сражении при Иссе персы должны были уступить потому, что в теснине они не смогли развернуться. И Дарий этому легко поверил.

Диодор, 17.53: Дарий, узнав о его прибытии, собрал отовсюду войска и приготовил все нужное для войны. Он заказал гораздо больше мечей и копий, чем у него было раньше, думая, что Александр выиграл сражение в Киликии благодаря обилию оружия. (Дарий изготовил мечи и ксистоны много более длинными, чем бывшие ранее, думая, что Александр из-за их величины имел преимущество в битве у Киликии – вариант перевода А. Нефедкин) Изготовлено было и 200 колесниц с серпами, устроенных с точным расчетом на то, чтобы пугать и устрашать людей. В каждой колеснице по обе стороны от пристяжных торчала, выдаваясь на 3 пяди, прибитая к ярму гвоздями скребница, обращенная остриями к противнику; на осях, перпендикулярно к чеке, были прикреплены 2 другие, с остриями, направленными так же, как и вышеупомянутые, прямо к противнику, но шире и длиннее первых. К их краям прилажены были серпы.

Хорошо вооружив войско и поставив доблестных военачальников, Дарий выступил из Вавилона; пехоты у него было около 800 тысяч, конницы не меньше 200 тысяч. Он торопился дать сражение около Ниневии: возле нее привольно раскинулись равнины, на которых могла свободно маневрировать собранная им огромная армия. Он расположился лагерем возле деревни Арбел; тут он ежедневно делал смотр войскам и частыми упражнениями приучил их к дисциплине: его очень беспокоила мысль о том, как бы среди множества людей, говоривших на разных языках, не возникло в бою смятения.

Курций, 4.9: Хорошо зная, с каким упорным врагом он имеет дело, Дарий приказал собраться всем военным силам отдаленных народов в Вавилон. Сначала собрались бактрийцы, скифы и инды, затем и от других народов прибыли военные отряды. Впрочем, поскольку войска собралось в полтора раза больше, чем было в Киликии, многим не хватало оружия; его собирали с большим трудом. Покрытием всадников и коней служили панцири из железных пластинок, рядами скрепленных между собой; тем, кому прежде не давалось ничего, кроме дротиков, теперь добавлялись щиты и мечи. Кроме того, пехотинцам были даны табуны необъезженных лошадей, чтобы и конницы было больше прежнего; к этому для устрашения врагов было добавлено 200 серпоносных колесниц, единственная надежда всех этих племен. На конце дышла торчали копья; с железными наконечниками, с обеих сторон ярма направлены были против врагов по три меча; со спиц колес торчало помногу острых ножей, другие были прикреплены к ободьям колес или (под кузовом) направлены остриями вниз, чтобы подсекать все, что только попадется на пути скачущих коней.

Битва при Гавгамелах

Битва при Гавгамелах, расстановка армий

Арриан, 3.9-11: Когда Александру все это сообщили пойманные персидские лазутчики, он в продолжение четырех дней оставался на том же месте, где были получены эти известия: дал войску отдых после дороги и укрепил лагерь рвом и палисадом.

Войско Дария всю ночь оставалось в том же порядке, в каком и было первоначально поставлено, потому что лагерь не был у них обведен надежным укреплением, а кроме того, они боялись ночного нападения.

Войско у него построено было таким образом (план войскового расположения, составленный Дарием, был впоследствии, по словам Аристобула, захвачен): на левом крыле у него стояла бактрийская конница и вместе с ней дай и арахоты; рядом с ними персы, всадники и пехотинцы вперемежку; за персами сусии, и наконец кадусии. Левое крыло выстроилось до самой середины всего войска. На правом стояли солдаты из Келесирии и Междуречья, а также мидяне, за ними парфяне и саки, затем тапуры и гирканы, затем албаны и сакесины — эти тоже до середины войска. В середине же, где находился царь Дарий, стояли родственники царя, персы, «носители айвы»; инды, карийцы, именуемые «выселенцами» и марды-лучники. Уксии, вавилоняне, люди с Красного моря и ситаксны были поставлены в глубину. Впереди на левом крыле против правого Александрова крыла находились: скифская конница, около тысячи бактрийцев и сотня колесниц с косами. Слоны и колесниц с 50 стояли около царской илы Дария. На правом крыле впереди была выстроена армянская и каппадокийская конница и стояло 50 колесниц с косами. Эллины-наемники стояли возле Дария, по обе стороны его и персов, бывших с ним: их выставили против македонской фаланги как единственных солдат, которые могли этой фаланге противостоять. У Александра расположение войска было такое: правое крыло занимала конница «друзей»; впереди стояла царская ила со своим илархом Клитом, сыном Дропида, за ней ила Главкия, рядом ила Аристона, потом Сополида, Гермодорова сына, потом Гераклида, Антиохова сына, за нею Деметрия, сына Алфемена, рядом с ней воины Мелеагра, самой крайней из царских ил была та, которой командовал Гегелох, сын Гиппострата. Всей конницей «друзей» командовал Филота, сын Пармениона. В македонской фаланге, рядом с конницей находилась агема щитоносцев, а за ней прочие щитоносцы. Командовал ими Никанор, сын Пармениона. Рядом с ними стоял полк Кена, Полемократова сына; затем Пердикки, Оронтова сына; потом Мелеагра, Неоптолемова сына; затем полк Полиперхонта, сына Симмии; затем Аминты, сына Филиппа. Этим полком командовал тоже Симмия, так как Аминта был отправлен в Македонию набирать войско. Левое крыло македонского войска занимал полк Кратера, Александрова сына (Кратер же командовал и всей пехотой на левом крыле). Рядом с ним находилась союзная конница под предводительством Еригия, сына Лариха. Рядом с ними на левом крыле стояла фессалийская конница, которой командовал Филипп, сын Менелая. Всем левым крылом командовал Парменион, сын Филоты; вокруг него стояли всадники из Фарсала, составлявшие цвет и большинство фессалийской конницы. Так была выстроена передовая линия Александрова войска. За ней он поставил другую линию так, чтобы иметь два фронта. Начальникам этих стоявших сзади отрядов было приказано, в том случае, если они увидят, что персидское войско окружает македонцев, повернуть в полный оборот и принять варваров. На тот конец, если бы пришлось развернуть фалангу или сомкнуть ее, были выстроены подковой на правом крыле, рядом с царской илой, половина агриан под командой Аттала, за ними македонцы-лучники под начальством Брисона, рядом с лучниками так называемые «чужестранцы-ветераны» со своим начальником Клеандром. Впереди агриан и лучников стояли всадники — «бегуны» и пэоны, предводительствуемые Аретой и Аристоном. Впереди же всех находилась конница наемников под командой Менида. Впереди же царской илы и всех «друзей» находилась другая половина агриан и лучников, а также метатели дротиков Балакра. Они были выставлены против колесниц с косами. Мениду и его людям было приказано, если вражеская конница начнет объезжать их крыло, повернуть и напасть на них сбоку. Таково было расположение войска у Александра на правом крыле.

Александр Македонский

На левом подковой поставлены были фракийцы под командой Ситалка, рядом с ними союзная конница под начальством Койрана, за ней всадники одрисы под командой Агафона, Тиримова сына. Впереди же всех стояла здесь чужеземная наемная конница под начальством Андромаха, Гиеронова сына. Для охраны обоза назначена была фракийская пехота. Всего войска у Александра было: конницы около 7000 и пехоты около 40000.

Диодор, 17.57: На правом фланге он (Александр) поставил царский эскадрон под начальством Клита, прозванного Черным, рядом с ним других друзей под командой Филоты, сына Пармениона, и рядом 7 других конных полков под его же начальством. За ними сзади был выстроен «пехотный отряд с серебряными щитами», отличавшийся блеском вооружения и мужеством воинов. Им предводительствовал Никанор, сын Пармениона. Возле них стояло войско элимиотов под начальством Кена; рядом полк линкестов и орестийцев, которым командовал Пердикка. Соседним полком командовал Мелеагр, а рядом с ним стоял Полисперхонт, под начальством которого находились тимфеи. Филипп, сын Балакра, начальствовал над соседним полком; за ним стоял полк Кратера. Сплошной строй вышеупомянутых всадников дополняли всадники из Пелопоннеса и Ахайи, фтиоты, малийцы, локры и фокейцы; командовал ими митиленец Эригий. Рядом стояли фессалийцы под командой Филиппа; мужеством и искусным маневрированием они значительно превосходили остальных. Возле них он поставил критских лучников и ахейских наемников. Каждый фланг загибался, чтобы не дать огромной армии врага возможности взять в окружение небольшое войско македонцев. Отбивать атаку колесниц с серпами царь придумал следующим образом: солдатам было приказано при приближении четверни сомкнуть щиты и сариссами ударять в них, чтобы лошади, испугавшись шума, понесли назад; если они все же будут стремиться вперед, то расступиться на такое расстояние, чтобы колесница проехала, не нанеся вреда македонцам. Сам он командовал правым флангом, который выстроил наискось; он сознавал, что исход будет зависеть от него.

Александр Македонский в битве при Гавгамелах

Художник David Pentland

Курций, 4.13: Итак, Дарий, желая сразиться на открытом поле, отдает приказ солдатам вооружиться и ставит их в строй. На левам фланге шли бактрийские всадники, всего тысяча коней, столько же дахов: арахосии и сузиане составляли 4 тысячи. За ними следовало 100 серпоносных колесниц, следом за квадригами шел Бесс с 8 тысячами всадников, тоже бактрийцев. Эту колонну замыкали массагеты в составе 2 тысяч коней. Пехотинцы большинства этих народов не смешивались с конницей, но каждый держался вместе со своими. Затем персов с мардами и согдийцами вели Ариобарзан и Оронтобат. Они командовали каждый своей частью, общее командование принадлежало Орсину, потомку одного из семи персов, возводившему свой род к славнейшему царю Киру. За ними шли племена, мало известные даже своим союзникам; за ними следовал Фрадат с большим отрядом каспиев впереди 50 квадриг. Инды и жители берегов Красного моря; находились за колесницами скорее для численности, чем для настоящей помощи. Весь этот строй замыкался другими 50 серпоносными колесницами, к которым Дарий присоединил чужеземных солдат. За ними шли армяне из так называемой Малой Армении, за армянами — вавилоняне, за теми и другими белиты, жители Косских гор. За этими шли гортуи с острова Евбеи, когда-то примкнувшие к мидийцам, но выродившиеся и забывшие родные обычаи. К ним Дарий присоединил фригийцев и катаонов; племя парфиенов, заселявшее земли, занятые теперь парфянами, вышедшими из Скифии, замыкало все движение. Таков был состав левого фланга. На правом стояли армяне из Великой Армении, кадусии и каппадокийцы, сирийцы и мидийцы; у них тоже было 50 серпоносных колесниц. Общая численность всего войска была такая: всадников 45 тысяч, пехоты 200 тысяч человек. Построившись таким образом, они проходят 10 стадиев; получив приказ остановиться, вооруженные стали ожидать появления врага.

Итак, он (Александр) приказывает разбросать земляной вал, выводит свои войска и ставит так: на правом фланге всадников, которых называют отборным войском, во главе с Клитом; к нему он присоединил конные отряды Филота и рядом с ним поставил остальных начальников конницы. Последним стояло крыло Мелеагра, за которым находилась фаланга. Позади нее были среброщитные воины; ими командовал сын Пармениона Никанор. Во вспомогательных частях стоял со своим отрядом Кен, за ним Орест и Линкест, позади всех Полиперкон, командир иноземного отряда. Начальником этого войска был Аминта. Фалек вел балакров, только недавно принятых в союзники. Таков был состав правого фланга. На левом фланге стоял Кратер с пелопоннесскими всадниками и присоединенными к ним отрядами ахейцев, локров и малиейцев. Эту группу замыкали фессалийцы под командой Филиппа; пеший строй был прикрыт конницей. Таков был состав левого фланга. Во избежание обхода последняя колонна была окружена сильным отрядом. Фланги он тоже укрепил вспомогательными отрядами, поставив их не прямо по фронту, а с боков, чтобы они были готовы к битве, если враг попытается окружить их строй. Здесь находились агриане, которыми, как и критскими стрелками, командовал Аттал. Последние ряды он отвел от линии фронта, чтобы весь строй укрепить наподобие круга.

Здесь находились иллирийцы и солдаты, нанятые за плату. Также он поставил отдельно и легковооруженных фракийцев. Весь строй он сделал настолько подвижным, что стоявшие сзади, чтобы не быть обойденными, могли повернуться и выйти вперед фронта. Итак, первые ряды были защищены не лучше флангов, а фланги не лучше тыловых частей.

Расставив так всех, он предписал в случае, если варвары с шумом пустят на них серпоносные колесницы, расступиться и встретить их натиск в молчании, он был уверен, что они проскочат, не причинив вреда, если никто под них не подвернется. Если же их пустят без шума, то им самим следует пугать лошадей криком и, когда они понесут, поражать их с двух сторон стрелами. Командиры флангов получили приказ растянуть их, чтобы при чрезмерно сомкнутом строе их не окружили, но вместе с тем нельзя ослаблять задний строй.

Левое крыло, как и в других битвах, он поручил Пармениону, сам стал на правом фланге.

Битва при Гавгамелах, ход сражения

Арриан, 3.11-15: Когда войска сошлись, стало видно, что Дарий со своим окружением: персами «носителями айвы», индами, албанами, карийцами-«выселенцами» и лучниками-мардами стоят против Александра и царской илы. Александр двинул вправо свое правое крыло, а персы двинули на него свое левое крыло, которое заходило дальше Александрова правого фланга. Уже скифские всадники подъезжали вплотную к передовым отрядам Александра, но Александр продолжал идти вправо и уже почти выходил за пределы того пространства, которое расчистили под дорогу персы. Дарий испугался, как бы македонцы не вышли на пересеченную местность, где его колесницы окажутся ни к чему, и приказал всадникам, выстроенным перед левым крылом, объехать неприятельское правое, которое вел Александр, и не дать ему возможности вести свое крыло дальше. В ответ на это Александр приказал Мениду бросить на них находившуюся под его командой наемную конницу. Скифские всадники и бактрийцы, которые были к ним приданы, устремились на нее и отогнали назад, так как значительно превосходили числом маленький отряд Менида. Александр приказал бросить на скифов отряд Ареты, пэонов и чужеземцев; варвары дрогнули. Другой отряд бактрийцев, подойдя ближе к пэонам и чужеземцам, заставил своих беглецов повернуть обратно; завязалась упорная конная схватка. Воинов Александра пало больше: варвары подавляли своей численностью, а кроме того, и сами скифы и лошади их были тщательно защищены броней. Несмотря на это македонцы выдерживали натиск за натиском и, нападая отрядами, расстроили ряды врагов.

В это время варвары пустили на Александра свои колесницы с косами, рассчитывая в свою очередь привести в расстройство его фалангу. Тут они совершенно обманулись. Одни колесницы агриане и люди Балакра, стоявшие впереди конницы «друзей», встречали градом дротиков, как только они приближались; на других у возниц вырывали вожжи, их самих стаскивали вниз, а лошадей убивали, некоторым удалось пронестись сквозь ряды: солдаты расступались, как им и было приказано, перед мчавшимися колесницами. В этом случае чаще всего и сами колесницы оставались целы, и неприятелю, на которого неслись, вреда не причиняли. Их, впрочем, захватили конюхи Александрова войска и царские щитоносцы.

Александр в битве при Гавгамелах

Художник Giuseppe Rava

Когда Дарий вывел всю свою пехоту, тогда Александр велел Арете ударить на конницу, объезжавшую его правое крыло, с намерением его окружить. Сам он вел пока своих солдат вытянутым строем, но когда на помощь бравшим в окружение его правое крыло пришли всадники и вследствие этого в передней линии варваров образовался прорыв, Александр повернул туда и, построив клином всадников-«друзей» и выстроенную здесь пехоту, бегом с боевым кличем устремился на самого Дария. В течение короткого времени сражение шло врукопашную; когда же конница Александра во главе с самим Александром решительно насела на врага, тесня его и поражая в лицо своими копьями, когда плотная македонская фаланга, ощетинившись сариссами, бросилась на персов, Дария, которому давно уже было страшно, обуял ужас, и он первый повернул и обратился в бегство. Испугались и персы, обходившие правое крыло македонцев, так как на них решительно бросился отряд Ареты.

Тут началось повальное бегство персов; македонцы преследовали их и убивали бегущих. Симмия со своим полком не мог вместе с Александром броситься за убегающим врагом; он остался стоять на том же месте и не прекращал боя, так как ему донесли, что македонцам на левом крыле приходится плохо. Их линия была здесь прорвана: через прорыв часть индов и персидской конницы пробилась к обозу македонцев. Здесь завязалось горячее дело. Персы храбро нападали на людей, в большинстве своем невооруженных и не ожидавших, что можно проникнуть к ним, прорезав двойной фронт. Пленные варвары присоединились к персам и вместе с ними напали на македонцев. Как только о случившемся узнали предводители отрядов, стоявших за первой линией, они, как и было им приказано, зашли в тыл персам, многих убили тут же, пока они дрались с обозниками; остальные дрогнули и обратились в бегство. На правом крыле у персов еще не знали о бегстве Дария, и всадники, объехав вокруг левого Александрова крыла, напали на воинов Пармениона.

Так как сначала положение македонцев казалось сомнительным, то Парменион спешно послал к Александру с донесением, что он в тисках и нуждается в помощи. Александр, получив его донесение, прекратил преследование и, повернув с конницей «друзей», вскачь понесся к правому крылу варваров. Сначала он напал на бегущую вражескую конницу, на парфиев, часть индов и на самые многочисленные и сильные отряды персов. Начался конный бой, самое жаркое дело во всей этой битве. Варвары, построенные в глубину отрядами, повернулись и напали на воинов Александра, стоя против них лицом к лицуони не брались за дротики, не кружились, как это обычно в конном бою; каждый поражал того, кто был перед ним, видя в этом единственное для себя спасение. Второпях поражали они и падали сами; жалости не было ни у тех, ни у других: сражались уже не ради чужой победы, а ради собственного спасения. Около 60 «друзей» пало здесь; ранены были сам Гефестион, Кен и Менид; но и тут одолел Александр.

Битва при Гавгамелах

Те, кто пробился сквозь ряды Александровых воинов, обратились в неудержимое бегство. Александр готов был напасть на правое крыло неприятеля, но фессалийская конница сражалась так блистательно, что Александру нечего было тут делать: варвары с правого крыла уже обратились в бегство, когда Александр напал на них, так что он повернул и устремился опять преследовать Дария. Он преследовал его, пока было светло. Парменион со своими воинами двигались, преследуя разбитого ими врага. Александр, перейдя реку Лик, остановился лагерем, чтобы дать немного передохнуть людям и лошадям. Парменион захватил лагерь варваров, их обоз, слонов и верблюдов.

Диодор, 17.58-60: Дарий расположил свое войско по отдельным народностям, сам напротив Александра и пошел на врага. Когда обе армии приблизились одна к другой, трубы с обеих сторон дали сигнал к бою, и воины с громким криком устремились одни на других. Сначала серпы колесниц, мчавшихся во всю прыть, повергли македонцев в великий страх и ужас. Мазей, начальник конницы, бросил на врага вместе с колесницами густые ряды всадников, что сделало натиск колесниц еще страшнее. Пехота македонцев, однако, сомкнула, как и приказал царь, свои щиты; все стали бить в них сариссами и подняли великий шум. Лошади испугались; много колесниц повернуло обратно и неудержимо, опрометью понеслось на своих. Некоторые, впрочем, уже вот-вот ворвались бы в ряды пехоты, но македонцы расступились на значительное расстояние, и пока колесницы мчались по этому пролету, они одних возниц пронзили, а другие свалились сами. Некоторые колесницы, однако, летя во всю прыть и энергично действуя своим острым железом, наносили множество разных и смертельных ран. Так остро было это на погибель выкованное оружие и с такой силой оно действовало, что у многих были отрублены руки со щитами вместе; многим перерезало шею, и у голов, скатившихся на землю, глаза еще продолжали смотреть, а лицо сохраняло свое выражение; метким ударом некоторым разворачивало бок, и они умирали в жестоких страданиях.

Битва при Гавгамелах

Когда армии сблизились и были истрачены стрелы, камни для пращей и дротики, завязалась битва врукопашную. Первыми начали сражение всадники. Против македонцев, сражавшихся на правом фланге, Дарий выставил свой левый фланг, где вместе с ним сражался конный отряд его родственников, людей исключительной доблести и преданности; было их в отряде тысяча. На них глядел сам царь, и они спокойно встретили град пущенных стрел. С ними были и «носители айвы», многочисленные и выделявшиеся своим мужеством; кроме того, марды и коссеи, вызывавшие удивление своим огромным ростом и душевным величием. С ними вместе сражались дворцовая охрана и самые мужественные воины-инды. С громким криком ударили они на врага, сражались мужественно и благодаря превосходству сил стали одолевать македонцев. Мазей, будучи на правом фланге с превосходной конницей, сразу же в первой схватке уничтожил немало противников; он послал отборный отряд, состоявший из 2 тысяч кадусиев и тысячи скифских всадников, с приказом обойти неприятельский фланг, подойти к месту, где стоит обоз, и овладеть им. Приказ этот был быстро выполнен: в лагерь македонцев ворвались, некоторые из пленных завладели оружием, стали помогать скифам — и обоз был разграблен… Наконец скифы, расхитив значительную часть обоза, ускакали к Мазею объявить о своей удаче. Точно так же и всадники, сражавшиеся под командой Дария, одолели своей численностью сражавшихся с ними македонцев и заставили их обратиться в бегство.

Это была вторая удача персов. Александр, торопясь собственным вмешательством поправить дело, устремился на самого Дария с царским отрядом и с другими превосходными всадниками. Царь персов встретил атаку неприятеля, сражаясь с колесницы; он бросал дротиками в несшихся на него врагов; воины его сражались вместе с ним, но цари кинулись друг на друга. Александр метнул дротиком в Дария, но промахнулся и попал в возницу, стоявшего рядом с царем. Воины, окружавшие Дария, громко вскрикнули: те, кто стоял поодаль, решили, что убит царь; они положили начало бегству, и за ними устремилась целая толпа. Отряд, стоявший возле Дария, вскоре был разметан. Не оказалось защитников и с другой стороны, и сам царь в ужасе обратился в бегство… В это время Мазей, командовавший правым флангом, на котором стояли самые лучшие и многочисленные конные отряды, жестоко теснил противника. Парменион с фессалийской конницей и другими полками, сражавшимися под его начальством, выдерживали этот натиск. Сначала, блестяще сражаясь, они взяли верх благодаря мужеству фессалийцев, но Мазей подавлял их численностью своего войска. Много людей было убито, сила варваров оказывалась необоримой, и Парменион послал нескольких своих всадников к Александру, прося немедленной помощи. Те стремительно бросились выполнять его приказание, но узнали, что Александр, преследуя Дария, далеко оторвался от войска, и вернулись ни с чем. Парменион, искусно пуская в ход фессалийские эскадроны и погубив многих, с трудом повернул вспять варваров, смертельно напуганных бегством Дария.

Курций, 4.14: Александр: Пусть они только посмотрят на неустройство персидского войска: у одних нет ничего, кроме дротика, другие мечут камни из пращей, лишь у немногих есть полное вооружение. Итак: там больше людей, у нас больше способных сражаться.

Дарий находился на левом фланге, окруженный большим отрядом отборных всадников и пехотинцев; с презрением смотрел он на малочисленность неприятеля, полагая, что напрасно растянуты фланги его строя.

Дарий: На здешних просторах видно, как малочисленно неприятельское войско, горы Киликии скрывали это. Вы видите редкие ряды, растянутые фланги, центр пустой, истощенный, задние ряды повернуты так, что уже открывают тыл. Клянусь богами, их можно затоптать лошадьми, если я пошлю только серпоносные колесницы.

Между тем Александр, чтобы обойти указанное перебежчиком место и встретиться с Дарием, который охранял левый фланг, приказывает наступать крылу, поставленному косо. И Дарий повернул в ту сторону, велел Бессу приказать всадникам-массагетам сбоку напасть на левое крыло Александра. Перед ним самим были серпоносные колесницы, которые по данному знаку он разом пустил на врага. Колесничие помчались, отпустив вожжи, чтобы потоптать больше людей, не ожидавших такого нападения. Одних ранили копья, торчащие впереди из дышла, других — выставленные с боков косы; но македонцы не только отступили перед ними, но в бегстве расстроили свои ряды. Еще и Мазей навел на них страх своим нападением, так как послал в обход тысячу всадников разграбить неприятельский лагерь,

Между тем начальник конницы Александра Менид  то ли по собственному решению, то ли по приказанию царя подошел с несколькими отрядами всадников, чтобы оказать помощь обозу, но не выдержал натиска кавказцев и скифов и, едва вступив с ними в бой, вернулся к царю, так и не отомстив за урон, а лишь засвидетельствовав его. Горестное чувство нарушило планы Александра, недаром он так опасался уводить из строя воинов для возвращения своего имущества. Итак, он посылает против скифов Арету, командира копейщиков, называвшихся сариссоносцами.

Между тем колесницы, расстроив ряды перед знаменами, прорвались к фаланге: македонцы же, собравшись с мужеством, пропускают их в середину. Строй их стал подобен валу: они сомкнули свои копья и с обоих боков прокалывали животы напиравших на них лошадей, потом они окружили колесницы и сбрасывали с них колесничих. Строй заполнился упавшими лошадьми и возничими, они не могли больше управлять напуганными лошадьми: частыми рывками головой не только рвали упряжь, но и опрокидывали колесницы, раненые тащили за собой убитых, взбесившиеся не могли остановиться, истощенные — двигаться. Лишь немного колесниц достигло последних рядов строя, неся ужасную смерть тем, на кого налетали: иссеченные людские тела лежали на земле, и так как страдания причиняют лишь свежие раны, то, будучи прежде ранеными и обессиленными, они не выпускали из рук оружия, пока, истекая кровью, не падали замертво. Между тем Арета, убив вождя скифов, разграблявших обоз, все сильнее напирал и устрашал их. Но к ним пришли на помощь посланные Дарием бактрийцы и изменили судьбу сражения: много македонцев было задавлено при первом налете, большинство бежало к Александру.  Тогда персы, подняв крик, что обычно издают побеждающие, еще яростнее бросились на врага, считая его повсюду смятым. Александр укорял испугавшихся, ободрял их, один оживлял уже затухавший бой и, подняв наконец дух своих воинов, послал их в наступление.

Ряды персов на правом фланге несколько поредели: оттуда ушли бактрийцы для нападения на обоз. Итак, Александр бросается на ослабевшие ряды и производит в них большую резню. Персы же, стоявшие на левом фланге в надежде окружить, придвинулись к нему с тыла; оказавшись в окружении, царь попал бы в весьма опасное положение, если бы агрианские всадники, пришпорив коней, не ударили на варваров, окруживших царя, и, рубя их, не заставили наступавших обратиться против них самих.

Оба строя пришли в смятение. Враги были у Александра и спереди и с тыла; угрожавших ему сзади теснили агриане; бактрийцы, вернувшись после разграбления обоза, не могли найти своих прежних мест: много частей оказалось оторванными от своих, сражались, где кого с кем столкнул случай. Присутствие царей делало рукопашный бой особенно жарким. Убитых было больше у персов, раненых — примерно поровну. Дарий ехал в колеснице, Александр — на коне. Того и другого защищали, не помня себя, отборные дружинники; никто из них не хотел, да и не мог пережить своего царя; каждый считал наиболее достойным умереть на виду у своего владыки. Наибольшей же опасности подвергались те, кого больше всего оберегали, ибо каждый домогался чести убить царя своих врагов.

Битва при Гавгамелах

Недавно бывшие подавленными воины испытали теперь прилив бодрости и уверенности, особенно после того, как копьем был сражен возничий Дария, сидевший над ним и правивший конями. Ни персы, ни македонцы не сомневались, что убит сам царь. Итак, весь строй бившихся до сих пор с равным успехом родичи и оруженосцы Дария огласили воплями печали; нестройными криками и стонами, и левое крыло, обратившись в бегство, покинуло колесницу царя, которую обступил отряд, ранее находившийся справа. Говорят, что Дарий, обнажив акинак, колебался, не избавиться ли ему от позорного бегства почетной смертью, но совесть не позволила ему, возвышавшемуся в колеснице, бросить на произвол судьбы воинов, не прекращавших сражаться. Пока он колебался между надеждой и отчаянием, персы стали постепенно отступать и разрежать ряды. Александр же, сменив коня, — он загнал уже многих — разил сопротивлявшихся ему в лицо, а бегущих в спины. И битва уже превратилась в побоище, когда обратился в бегство и Дарий со своей колесницей.

А на левом фланге македонцев, который охранял, как было сказано, Парменион, бой шел при других условиях для той и другой стороны. Мазей, бурно налетев со своей конницей, теснил конные части македонцев. Имея численный перевес, он уже начал обходить неприятеля, когда Парменион приказал своим всадникам известить Александра, в каком они тяжелом положении

Между тем до Мазея дошел слух о поражении Дария; несмотря на перевес силы, испуганный судьбой воюющих сторон, он ослабил нажим на смятого им противника.

Парменион, не зная об удаче царя на правом фланге, сдерживал своих людей, а Мазей, получив простор для бегства, не прямым, а обходным, зато надежным путем переправился через Тигр и вступил с остатками разбитого войска в Вавилон.

Полиен, Стратегемы, 4.3.17

Александр готовился к сражению при Арбелах. Дарий расположенное между войсками пространство, на котором должен был произойти бой, усеял триболами. Увидев это, македонский царь, возглавлявший правый фланг, приказал македонянам следовать за ним вправо, чтобы обойти место, усеянное триболами; в свою очередь, персидский царь, пытаясь двигаться параллельно неприятелю, двинул от себя персов влево и разорвал плотное построение своей конницы. Александр, устремившись в образовавшиеся прорывы, а Парменион, действуя сходно на левом фланге, не только отклонились в сторону от триболов, но и заставили врагов обратиться в бегство.

(Триболы — шарики с четырьмя остриями, из которых одно всегда торчало вверх; такие шарики рассыпались для задержки неприятельской конницы. )

Битва при Гавгамелах, потери сторон

Арриан, 3.15: Из людей Александра было убито человек 100; лошадей же от ран и от того, что они надорвались при преследовании, пало больше тысячи — почти половина конного состава в коннице «друзей». У варваров, говорят, погибло до 30000 человек; в плен же было взято гораздо больше; взяты были и слоны, и колесницы, которых не изрубили в бою.

Диодор, 17.61: Наконец все варвары устремились в бегство; македонцы не уставали избивать отставших, и скоро все окрестности той равнины были усеяны трупами. В этом сражении была перебита вся варварская конница; пеших пало больше 90 тысяч. У македонцев убито было человек 500; раненых же оказалось очень много, был среди них и Гефестион, начальник телохранителей, один из наиболее известных командиров (копье попало ему в руку), Пердикка, Кен, Менид и еще некоторые известные военачальники. Так окончилось сражение при Арбелах.

Курций, 4.14: Персов пало в этом бою, как это смогли определить победители, тысяч 40, потери македонцев не составили и 300 человек.

Александра Македонского впереди ждало еще более серьезное испытание – Битва при Гидаспе.

Комментарии

Отзывов (46) на Великие битвы: Битва при Гавгамелах”

  1. Sergiuss пишет:

    Толково очень изложено.

    • Strateg пишет:

      Моего то текста мало. Основное – первоисточники. Что бы варгеймеры могли сами делать выводы. И вот в источниках противоречий многовато…

  2. Макс Скальд пишет:

    Боевое расписание армии Дария III:
    I. Перед левым крылом:
    1) 2000 массагетских всадников (= «скифы» у Арриана) (Arr. An., III.11.6; 13.2-3; Curt., IV.12.6).
    2) около 1000 всадников-бактрийцев (Arr. An., III.11.6; Curt., IV.12.6).
    У. Тарн, впрочем, счел, что поскольку Курций упоминает (Curt., IV.12.7) 2000 саков, но ничего не говорит (?!) о бактрийцах (которых было 1000 чел. – Arr. An., III.11.6; Curt., IV.12.6), его цифры очевидно относятся ко всему данному отряду – 1000 саков и 1000 бактрийцев.
    3) 100 серпоносных колесниц (Arr. An., III.11.6; Curt., IV.12.6).

    II. На левом фланге (сатрап Бактрии Бесс):
    4) 8000 конных бактрийцев (считая вместе с ними, очевидно, согдийцев и индийцев, пограничных с бактрийцами) со своим сатрапом Бесом (Arr. An., III.8.3; 11.3; Curt., IV.12.6).
    5) 1000 сакских конных лучников (= даи/дахи) (Arr. An., III.11.3; Curt., IV.12.6).
    6) [2000] всадников-арахозиев (и, несомненно, «горных индов») с сатрапом Арахозии и Дрангианы Барсаентом (Барзаент; в будущем один из убийц Дария) (Arr. An., III.8.4; 11.3; Curt., IV.12.6).
    7) Сводный отряд пехоты и конницы персов (Arr. An., III.11.3; Curt., IV.12.7).
    Вероятно, 1000 пеших и 5000 конных (меньше оснований соглашаться с гипотезой Марсдена – по 3000 пехотинцев и всадников, вперемежку). Об их командире см. ниже, раздел № 18. Конница, вероятно, те всадники, что имели элитный/гвардейский статус (см. выше в разделе о гвардии). Курций, как обычно, теряя нить повествования, все же пишет явно о смешанных отрядах конницы и пехоты персов: «Пехотинцы большинства этих народов не смешивались (с конницей), но каждый держался с соотечественниками».
    8) [2000] всадников-сузиев (= киссии) (Arr. An., III.8.5; 11.3; Curt., IV.12.6).
    Сузианами и уксиями при Гавгамелах командовал Оксатр, сын сатрапа Сузианы Абулита (Arr. An., III.8.5). Предположительно, сам Оксатр возглавлял киссиев, а кто-то из его подчиненных – уксиев.
    9) 2000 всадников-кадусиев (Arr. An., III.8.4; 11.3; Curt., IV.12.12 [на правом фланге]; Diod., XVII.59.5 [на правом фланге]).
    А. Босворт считает, что правы Диодор (в таком случае, что делают «отборные всадники-скифы» на правом фланге?) и Курций (который, как обычно, противоречив, и к тому же не согласовывается с текстом Диодора; в [Curt., IV.15.12] рукописи дают Caucasiorum, а не Cadusiorum), а ошибается Арриан. Впрочем, нет оснований следовать его версии. Курций даже для бактрийцев путает расположение – то они находятся на левом крыле, то уходят с правого фланга, чтобы атаковать македонский обоз (Curt., IV.12.6; 15.20). Мнение Д. Аткинсона: на правом фланге могла находиться конница кадусиев, вместе с мидянами, а на левом крыле сражалась кадусийская пехота.

    III. В центре (Дарий):
    10) [1000] пеших карийцев-переселенцев (колонисты Междуречья) (Arr. An., III.8.5; 11.5; 13.1).
    11) Греческие наемники [2000]; Патрон (Парон) фокеец (Arr. An., III.11.7).
    Позиция греков проясняется из указания Арриана на то, что они стояли с обеих сторон от Дария и его персов (т.е. гвардейцев). Имена двух командиров, однако, известны только для времени после сражения, в котором участвовали оба: Arr. An., III.16.2; Curt., V.9.15. Неизвестно, были ли другие начальники у эллинов.
    12) 1000 конных персов – «царских родственников», или «царский эскадрон», вместе с самим Дарием (Arr. An., III.11.5; 16.1; Diod., XVII.59.2). Этот отряд, вероятно, первоначально возглавлял Сатропат, подчинявшийся Мазею и погибший незадолго до битвы в кавалерийской стычке (Curt., IV.9.7; 25).
    13) [1000] пеших персов-гвардейцев (персы-мелофоры) (Arr. An., III.11.5; 13.1; 16.1; Diod., XVII.59.3).
    14) Прочие гвардейские отряды Дария (Diod., XVII.59.3).
    15) Греческие наемники [2000]; Главк этолиец.
    См. выше текст к № 11.
    16) [1000] отборных индийцев (вероятно, всадников, как считал У. Тарн) (Arr. An., III.11.5; 13.1).
    А.М. Дивайн полагает, что этот отряд составили из ранее упомянутых Аррианом (Arr. An., III.8.3; 4) двух контингентов – индийских горцев и индийцев, пограничных с Бактрией, под общим командованием Барсаента. Однако, последний скорее вел в битве как арахозиев, так и горцев.
    17) [1000] мардов-лучников (Arr. An., III.11.5; 13.1; Curt., IV.12.7; Diod., XVII.59.3).
    Предположительно марды, как народ Персиды, подчинялись Ариобарзану (см. ниже). Г. Берве и В. Хекель полагали, что марды с тапурами составляли единый отряд, но последние были всадниками.
    17а) Рядом с мардами Диодор (Diod., XVII.59.3) ошибочно (?) ставит коссеев, которые не были подданными царя.
    Также см. № 34а.

    IV. За центром «вглубь» (пехота второй линии):
    18) Подвластные царю племена Красного моря (Персидский залив) (Arr. An., III.11.5).
    Согласно Арриану (An., III.8.5), их возглавляли Окондобат (т.е. Оронтопат/Орондобат; сатрап Карии, бежавший к Дарию после падения Галикарнаса), Ариобарзан и Орксин (Орсин). Но трех командиров такого ранга для этого контингента явно слишком много, перед нами неточность. «Орионибат» (Оронтобат) и Ариобарзан под общим началом Орксина командовали персами, мардами и «согдианами» (Curt., IV.12.7-8). В тексте же Арриана (Arr. An., III.8.5) несомненная лакуна – пропущен персидский национальный контингент, названный далее (Arr. An., III.11.5) в боевом расписании царской армии, как и марды. Ариобарзан был сатрапом Персиды (Arr. An., III.18.2), так что он и командовал, несомненно, персидским отрядом в первой линии. Впрочем, нельзя исключать того, что Орксин, как Ахеменид, возможно, и был сатрапом Персиды (и предводителем персидского отряда), Ариобарзан же управлял лишь частью данной области и являлся его помощником. Версия Г. Берве (обитатели островов Персидского залива включали собственно персов) неприемлема – источники противопоставляют обе народности. По предположению А. Босворта, контингентом с Красного моря командовал Астасп, сатрап Кармании (но его должность известна только благодаря назначению его Александром – как считается, утверждение Астаспа на прежнем посту).
    Курций ошибочно помещает племена Красного моря (вместе с индами стоят за колесницами и отрядом «Фрадата») с вавилонянами на левый фланг (Curt., IV.12.9; 10).
    Подчиненные трем перечисленным выше командирам «согдианы» (Curt., IV.12.7) иногда считаются согдами (например, мнение П. Бранта и Д. Аткинсона), но в действительности перед нами некий связанный с мардами народ – или сагартии (А. Босворт) с северной границы Персиды или, скорее, сузяне. Впрочем, Дексипп (FGrH 100 F 8) упоминает «согдианов», которыми при Александре управлял как царь некий Оропий, поставленный Александром, и это явно не Сузиана, что бы ни утверждали Г. Берве, У. Тарн и В. Хекель. Судя по контексту, у Дексиппа речь идет о неком полунезависимом народе (и их туземном царьке) на границах Персиды.
    19) Вавилоняне (ополченцы?); Бупар (он же командовал карийцами) (Arr. An., III.8.5; 11.5).
    Высказывалось предположение (П. Бриан), что Бупар, будучи сатрапом Вавилонии (с этой версией о его должности согласны К.Ф. Леманн-Хаупт и Г. Берве), пал при Гавгамелах. Его преемником стал Мазей (сатрап Сирии и Киликии), сдавший город Александру. Впрочем, уже О. Лойце предположил, что Бупар был помощником сатрапа, а контингент вавилонской сатрапии был поделен между Бупаром и сатрапом Сирии Мазеем (см. № 29), которому в противном случае пришлось бы довольствоваться остатками войск, ушедших с ним к царю после завоевания македонянами Леванта. В любом случае, связи с Вавилоном у Мазея не подлежат сомнению, но Вавилония не входила до Гавгамельской битвы в его сатрапию.
    20) Ситтакены (военные поселенцы из Вавилонии?); Бупар (Arr. An., III.8.5; 11.5; Curt., IV.12.6).
    21) Уксии (Arr. An., III.8.5; 11.5).
    В центре, перед гвардией «родственников» и позицией самого Дария, находились еще 50 колесниц (Arr. An., III.11.6), видимо, ничем не подкрепленных. Курций же удваивает этот колесничный отряд, сначала (Curt., IV.12.9) придавая 50 колесниц отряду каспиев Фрадата, а затем (Curt., IV.12.10) отводя место еще скольким-то колесницам близ греков-наемников (quis peregrinum militem adiunxerat).
    Что же до Фрадата, то справедливо полагают, что под этим именем имеется в виду или возглавлявший каспиев на правом фланге сатрап тапуров (обитали возле Каспийского моря) Автофрадат (Arr. An., III.23.7; Curt., IV.12.9; VI.4.24-25), или Фратаферн (а каспии, соответственно, и есть гирканцы). Г. Берве предполагает, что Автофрадат подчинялся Фратаферну, и из Арриана (Arr. An., III.8.4; 11.4) можно понять, что тапурами, гирканцами и парфянами (все – конница) вместе командовал Фратаферн, что не исключает наличия отдельных командиров для каждого из трех племен под общим началом Фратаферна.

    Слоны: ряд исследователей (например, Г. Гриффит и А. Босворт) размещают их перед центром Дария, но см. изложенные выше соображения о неучастии данных животных в сражении. Гипотеза индийского исследователя-нумизмата Дины Пандея о том, что слонов привел Дарию сам царь Пор (Пандей «ссылается» (!) на «Роман об Александре» и «Шахнаме» Фирдоуси), что индийцы со своими слонами сыграли главную роль в битве на стороне персов, и что сам Дарий сражался, восседая на слоне, античными источниками совершенно не подтверждается. Д. Коуквелл выразил любопытное мнение – может быть, персидский план был составлен заранее, слоны же прибыли слишком поздно, чтобы успеть действительно вывести их на поле.

    V. На правом фланге (сатрап Киликии и Заречья Мазей, предположительно, и.о. хилиарха):
    22) [1000] всадников-албанов рядом с центром (Arr. An., III.8.4; 11.4).
    23) За ними [1000] всадников-сакесинов (Arr. An., III.8.4; 11.4; предположительно, конные лучники).
    24) [1000] конных гирканцев; Фратаферн (сатрап Парфии и Гиркании, позднее верно служил Александру) (Arr. An., III.8.4; 11.4).
    25) [1000] всадников-тапуров; он же (Arr. An., III.8.4; 11.4).
    26) [2000] всадников-парфиев (видимо, конные стрелки); Мавак (?) (Arr. An., III.8.4; 11.4; Curt., IV.12.11).
    Все три перечисленные выше нации, парфии, гирканцы и тапуры, выставили Дарию только всадников.
    27) 1000 конных лучников-саков; Мавак (Arr. An., III.8.3; 11.4).
    По мнению А. Босворта, 1000 отборных скифских всадников у Диодора на правом крыле Дария (Diod., XVII.59.5) или сакесины, или именно эти саки, бывшие с парфиями.
    28) [1000] всадников-мидян (справа от сирийцев, по Арриану – но скорее, слева от них); сатрап Мидии Атропат (Arr. An., III.8.4; 11.4; Curt., IV.12.12).
    29) [1000] воинов из Месопотамии (вероятно, всадники); сатрап Мазей (Arr. An., III.8.6; 11.4).
    30) [1000] сирийцев из Келесирии (вероятно, всадники); он же (Arr. An., III.8.6; 11.4; Curt., IV.12.12).
    31) Арии (?); с сатрапом Арии Сатибарзаном (Arr. An., III.8.4).
    В боевом расписании при Гавгамелах место ариев не указано.

    VI. Перед правым крылом (поскольку передовые отряды на флангах, очевидно, были равной численности, можно предположить, что и на правом фланге стояли рядом с колесницами тоже 3000 всадников – или 2000, по мнению У. Тарна):
    32) 50 серпоносных колесниц (вероятно, те самые, которые Курций выше размещает подле отряда эллинов-наемников) (Arr. An., III.11.7).
    33) [1500] всадников-армениев; сатрап Армении Оронт (Arr. An., III.8.5; 11.7; Curt., IV.12.12).
    34) [1500] всадников-каппадокийцев ; Ариак (как предполагается, искаженное/сокращенное имя «Ариарат», правитель Понтийской Каппадокии, но см. выше) (Arr. An., III.8.5; 11.7; Curt., IV.12.12).
    Г. Берве и А. Босворт считали Ариака преемником убитого при Гранике сатрапа Мифробузана, но маловероятно, чтобы войска Мифробузана не разошлись по домам и спустя три года все еще действовали как единый отряд). Д. Аткинсон почему-то включает в состав передовых отрядов правого крыла 2000 кадусиев и 1000 скифов, а не армян и каппадокийцев.

    Курций дополнительно размещает на левом крыле:
    34а) белиты и коссеи, за армянами (из Малой Армении – вероятно, пехота, хотя деление на Малую и Большую Армению анахронизм имперского времени) и вавилонянами (Curt., IV.12.10).
    34б) за белитами гортуи с Эвбеи, а с ними фригийцы, катаонийцы и парфии (Curt., IV.12.11).
    Однако, присутствие пяти новых национальных контингентов совершенно не меняет общей картины. Несомненно, эти немногочисленные отряды стояли в составе пехоты второй линии.

    Глубина строя армии Дария – предположительно 16 рядов для пехоты и 8 рядов для конницы.

    В квадратных скобках выше указаны цифры, установленные Э. Марсденом и Д. Хэдом; прочие численные данные – преимущественно по Курцию (Curt., IV.12.6-10). Арахозиев и сузиев при Гавгамелах было 4000 чел., по словам Курция (Curt., IV.12.6; обычно трактуется, вслед за Д. Аткинсоном – 4000 всех вместе, а не по 4000 от каждого народа, как в версии Г. Берве), поэтому можно предположить, что каждый контингент составлял половину от этой цифры. Согласно Диодору, кадусиев (которых он, однако, помещает на правом фланге, и Курций тоже – рядом с каппадокийцами) было 2000, а скифов на правом крыле 1000 (Diod., XVII.59.5). Поэтому считаем правомерным подкорректировать оценки Марсдена в этом плане (2000 саков и 1000 кадусиев, все предположительные).

    После сражения уцелело около 2000 или 4000 греков-наемников (Arr. An., III.16.2; Curt., V.12.4) с обоими командирами, но неясно, сколько их было до битвы. Из одного замечания Арриана (Arr. An., III.7.1) видим, что не менее 2000 эллинов (в составе отряда из пехоты и 3000 всадников) были с Мазеем , охраняя переправы через Евфрат. Марсден, Бэдиан и Дивайн принимают цифру Арриана для всех участников битвы, а Тарн полагает, что эллинов в бою пало около 500 чел. (ср.: Arr. An., III.23.9) и их осталось полторы тысячи человек после Гавгамел. Также неизвестно, кто из стратегов каким греческим отрядом командовал. Ясно одно – по сравнению с Иссом, эллинов у Великого царя было немного – Дарий был теперь отрезан от источников их вербовки. Курций пишет, что после той битвы к царю присоединились 4000 греков (Curt., IV.1.3; прочие ушли с Аминтой и Фимондом), хотя согласно Арриану, столько же и греков, и персов ушло с Дарием после Исса (Arr. An., II.13.1). Поэтому, на наш взгляд, при Гавгамелах сражались и отступили без особых потерь (очевидно, за счет почти истребленных мелофоров – Arr. An., III.16.1) с поля боя именно около 4 тыс. верных Дарию эллинов. Перед боем их поставили напротив македонской фаланги как единственные (вместе с мелофорами) войска, способные противостоять ей в открытом противостоянии (Arr. An., III.11.7). Однако сколь можно судить из описаний боя, особой роли греки в бою не сыграли.

    Вообще говоря, точных сведений о численности последней армии Ахеменидской империи у нас нет, и греко-македонская традиция резко ее преувеличивает, руководствуясь склонностью к преувеличению количества «варваров». По официальной версии (Каллисфен и Птолемей у Арриана – «говорят»), опиравшейся на показания пленных всадников и трофейный план, – 40000 конницы и до 1 млн. пехоты (Arr. An., III.8.6). В «Описании похода Александра» (Itin., 23) – 40000 всадников и 1200000 пехоты (1:30). Другие источники тоже преувеличивают численность пехоты: Диодор Сицилийский – 800 тыс. пехотинцев и 200 тыс. всадников (Diod., XVII.53.3), Юстин – 400 тыс. и 100 тыс. (как и при Иссе) соответственно (Just., XI.12.5), Ампелий – 300 тыс. пехоты и 50 тыс. всадников (Ampel. Lib. Memor., XVI.2), Плутарх – 1 млн. воинов (Plut. Alex., XXXI), Орозий (Oros., III.17.1) – 404 тыс. пехоты. Кв. Курций Руф (оценку которого принимает Ф. Шахермайр) говорит о 200 тыс. пеших и 45000 всадников (Curt., IV.12.13); его источниками были Клитарх, Каллисфен и неизвестный автор из кругов, близких к Пармениону. Все авторы, кроме Л. Ампелия (Ampel. Lib. Memor., XVI.2: 2000 колесниц с серпами), согласны с цифрой в 200 серпоносных квадриг у персов.

    Итак, общие численные данные у древних не имеют никакого значения. Однако, там, где известны цифры для конкретных контингентов (а их, к счастью, сохранилось несколько), они не превышают одну-две тысячи, гораздо реже больше. Поэтому приходим к выводу, что последняя большая полевая армия Ахеменидов незначительно превышала ту цифру, которую античные авторы наподобие Курция и Арриана приводят для конницы Дария III.
    Из Диодора и Курция видим, что кавалерия левого крыла насчитывала 18000 чел., не считая персидского контингента. Сравнение с Аррианом показывает, что перед нами вся конница левого фланга. Дарий явно рассчитывал, по опыту Исса, что Александр с правым крылом нанесет основной удар. Для этого он максимально усилил свой левый фланг, разместив там большую часть конницы и половину колесниц, а также будто бы разбросал перед фронтом «чеснок», предварительно пометив место особым знаком, чтобы туда не угодили его собственные всадники (Curt., IV.13.36; Polyaen., IV.3.17). Правда, сюжет с трибулами больше напоминает историю со слонами – такое планировалось устроить на поле сражения, но не было исполнено.

    У. Тарн еще в 1930 г. выдвинул мнение о том, что у персов было до 45000-50000 конницы. Его альтернативный метод подсчета весьма любопытен. Британский исследователь опирался на сведения (в основном у Гиеронима Кардийского) о контингентах, собранных в данном регионе в период диадохов. Так, в 323 г. сатрап Мидии Пифон получил 8000 всадников (варваров) из восточных сатрапий для подавления мятежа греков (Diod., XVIII.7.3). А позже (317 г.) Певкест, привлекший ресурсы Персиды и востока империи, при крайней необходимости смог собрать еще лишь четыре тысячи туземных конных воинов. Из них 400 персов (Певкест также привел 10 тыс. пехотинцев-персов и еще 3000 туземцев, экипированных по-македонски, – соотношение количества пеших воинов с всадниками весьма любопытное!), 700 карманиев (и 1500 пехотинцев), 610 арахотов (и 1000 пеших), 400 паропамисадов (и 1200 пехотинцев), 1000 из Арии, Зранки (Дрангианы) и Бактрии (и 1500 пеших воинов), 500 индов (и 300 пехотинцев) (Diod., XIX.14.5-8). Собственно, Диодор дает общую цифру – 4600 всадников (Diod., XIX.14.8), но подсчет по контингентам приводит к другому итогу – 4210 чел., включая 600 греков и фракийцев Певкеста, так что Диодор, замечает А. Босворт, похоже, пропустил из списка своего источника какой-то незначительный континент – скажем, гедросиев и эвергетов, обитавших юго-восточнее Дрангианы (парфии были оставлены дома, чтобы защищать тылы коалиции от мидян сатрапа Пифона).
    Итак, пишет Тарн, области восточнее Тигра за вычетом Мидии (поставившей затем Антигону 2000 всадников и сверх того более 1000 коней для кавалерии – Diod., XIX.20.3; 39.2), Парфии и, может быть, Сузианы, выставляли около 12 тыс. чел., и это был предел – Эвмен позднее ничем не смог здесь «разжиться».
    Численность бактрийской конницы при Гавгамелах в источниках вполне достоверна. Век спустя греко-бактрийские правители собирали десятитысячную конницу (Polyb., X.49.1), и это явно далеко не все мобилизационные возможности царства. (Здесь Тарн, впрочем, обращает внимание на то, что необходимо учитывать потери в ходе кампаний Александра – как против македонского завоевателя, так и на его стороне.) Каппадокия с Понтом и Пафлагонией дали Эвмену в 321 г. 5000 всадников (Diod., XVIII.30.1; 5). «Состав двух кавалерийских крыльев при Гавгамелах, – продолжает Тарн, – может указывать на то, что Каппадокия, Армения и Сирия (включая Месопотамию) считались эквивалентом дальних восточных сатрапий, без Персиды; несомненно, 15000 для этих регионов будет вполне достаточно». Итого 35000 всадников. А с учетом вклада Мидии, Вавилонии и западной Малой Азии, Тарн и получил искомую цифру в 45-50 тыс. чел., хотя это скорее «штатная» численность, а реальная была меньше.

    Г. Дельбрюк с его гиперкритицизмом считал, что у персов при Гавгамелах было не более 12000 всадников (ср.: 12000-15000 – у К.Ю. Белоха; но ведь именно в коннице Ахемениды намного превосходили Александра!) и «относительно ничтожное количество пехоты». Учитывая то, что у Александра было 47000 воинов (Дельбрюк соглашается с этой цифрой), видно, что немецкий историк полагает, наперекор единогласному мнению античных авторов, что маке¬доняне имели численный перевес. Как это ни странно, но возможно, что именно здесь Дельбрюк, вопреки обычному, не слишком заблуждался. Напротив, И.Г. Дройзен приводит для войска персидского царя цифры примерно в 40000 всадников и много сотен тысяч пехотинцев. Не менее фантастические данные (около 56000 пехоты и 42000 конницы) указывают А.В. Венков и С.В. Деркач. Более осторожно И.Ш. Шифман выражает общее мнение, предполагая, что «армия Дария была (по масштабам эпохи) очень большой». Количество войск, принимаемое генерал-майором Г. Бюшлебом – 100 тыс. чел. (считая с обозниками и семьями), из них 10000 греков-наемников и 40000 всадников, или же 35000 пеших и 20000 конных воинов.

    Общепризнанны вычисления Э. Марсдена (с которым соглашаются А.Ш. Шахбази, П. Грин, Д. Хэд, Д. Коуквелл и др.). Марсден пришел к выводу об участии в битве 34000 всадников (15000 в центре и справа, 19000 слева) и неизвестного числа пехоты.
    Как заключает Марсден, Александр находился прямо напротив Дария, а его левый фланг – напротив правого крыла персов. Отсюда можно заключить, что половина персидской армии, от центра с Дарием до оконечности правого фланга, примерно равнялась македонскому фронту от царской илы до одрисов, т.е. примерно 3000 ярдам (2740 м). Учитывая дальнейшие выкладки, можно полагать, что фронт левого крыла составлял около 2000 ярдов, а всего протяженность линии персов равнялась приблизительно 5300 ярдам (около 4850 м). Центр: вероятно, следующие соотношения – по 130 ярдов на каждый отряд греческих наемников, по половине этого расстояния для мелофоров, карийцев и мардов (хотя последние, как стрелки, могли быть в рассыпном строю, но вряд ли их рассыпали перед строем пехоты), всего 450 ярдов (около 410 м). Прочее место по большей части приходилось на конницу. Всадник занимал, вероятно, в строю пару ярдов (1,8 м), пехотинец – вдвое меньше места. Таким образом, по фронту стояли 2420 конников, а всего (если принять сообщение Полибия о глубине построения персидских кавалерийских прямоугольников в восемь шеренг) их могло быть до 19500 человек в главной боевой линии. По оценкам Марсдена (у него получается 20 тыс. всадников), 12000 на правом крыле, 8000 на левом. Однако, похоже, что всадников было еще больше (если словам Курция о 8000 бактрийцев Бесса можно верить – быть может, столько всего было всадников на левом фланге). Значит, или протяженность боевой линии Дария была больше предполагаемой, или глубина построения больше. Поэтому Марсден предположил, что, как и пехота в центре, конница левого фланга стала двумя линиями (примерно в 30 метрах друг от друга) эскадронов по восемь шеренг в каждом.
    Азиатская пехота второй линии в описаниях сражения вообще не упоминается, и, похоже, что сам Дарий так и не пустил ее в бой. Можно согласиться с Курцием, что персы вели ее с собой «скорее для численности, чем для настоящей помощи» (Curt., IV.12.9), «иллюзия силы» (Э. Бэдиан), имевшая «необычайно малое значение» (Э. Марсден), как и вторая линия при Иссе. В любом случае, против фаланги эти ополченцы были бы бесполезны. По справедливому замечанию У. Тарна, подкрепляемому источниками, при Гавгамелах персы сделали упор на одну лишь кавалерию (и колесницы). Тот же Курций сообщает, что немалую часть пехоты царь посадил на коней и использовал в качестве конницы (Curt., IV.9.4) – это также объясняет наличие значительного числа всадников у Дария. Разве что лишь карийцы и мелофоры, взаимодействуя с греческими наемными гоплитами, должны были противодействовать македонской фаланге.

    А.М. Дивайн полагает, что расчеты Марсдена слишком преувеличены (хотя он согласен с цифрой 40000 чел. как штатной численности персидской конницы), и всадников у Дария было 25000 чел. (но если только на левом стояло не менее 18-20 тысяч, то и на правом должно было быть не меньшее количество их!), пехоты – до 50000 чел. (Подсчеты по коннице у Дивайна восходят к Г. Гриффиту, по пехоте – к У. Тарну.) Впрочем, число пехотинцев Дария явно завышено. Конечно, согласно Курцию, в Экбатане разбитый Дарий сумел собрать 30000 пеших, включая 4000 эллинов, и не считая еще 4000 пращников и лучников (Curt., V.8.3-4). Но это, как справедливо замечает Э. Бэдиан, вымысел. Учитывая огромные потери конского состава македонян (до 1/7 – около 1000 голов) и, разумеется, дезертирство, едва ли во время преследования и отступления уцелело хотя бы несколько тысяч пехотинцев персидской армии, не обладавших дисциплиной и стойкостью наемников-эллинов.

    На наш взгляд, можно предполагать с некоторой степенью уверенности, что Дарий III выставил при Гавгамелах 36-38 тыс. конницы и не менее 10-12 тыс., а учитывая возможную многочисленность ополчений второй линии, возможно и до 20-25 тыс. пехоты. Александр привел на поле боя едва ли не равную (по боеспособности) армию, 40000 пеших и 7000 конных воинов (Arr. An., III.12.5). Тем не менее, благодаря ополчениям восточноиранских провинций, Дарий превосходил Александра в коннице (немаловажный фактор, учитывая, что сражение происходило на равнине) почти как 5:1.

    Как мы видим, в центре, по обычаю, стоял сам царь с гвардией и греческими наемниками, за ними – пехота ополчения. На флангах размещались конные (как правило) отряды, а перед ними – колесницы и приданная им конница. Отсюда видно, что именно кавалерийским флангам предназначалась наступательная задача, тогда как борьба с фалангой Александра в центре (где стояли греки-наемники и гвардейцы, лучшие пешие отряды персов) должна была носить оборонительный характер, сковать пехоту македонян, сохраняя одновременно целостность собственного строя. Тем временем колесницы должны были проделать бреши во вражеском строю, куда проникнет персидская конница, решив тем самым исход битвы.
    Соответственно македоняне выстроились так: фаланга в центре, гипасписты справа, примыкая к гетайрам (и Александру), слева – тоже конница (фессалийцы и эллины-союзники). Вторая линия (пехота) была выстроена параллельно первой – наемники, союзники, балканские легковооруженные. Пространство между линиями прикрывали особые отряды с флангов. Впереди же флангов стояло конное прикрытие. Так что строй македонской армии напоминал прямоугольник, готовый отразить нападение с любого направления.

    • Strateg пишет:

      Ну ты выдал! ))) На диссертацию тянет. Надо подробно вникать.
      Что касается слонов, то я в статье про персидскую армию указал, что вероятно они простояли в обозе “Парменион захватил лагерь варваров, их обоз, слонов и верблюдов.”
      Так что теперь, во всех статьях, помимо оборотов “По мнению Марсдена…”, “Как предполагает Дивайн…”, “Согласно Босворту…” можно смело писать “Точка зрения Соколова на участие в битве слонов следующая… При этом он ссылается на Арриана”)))
      Максим, мы с тобой смело можем книгу накатать, построенную в форме диалога. Упомянем всех, кто что либо думает по поводу текстов первоисточников и выскажем собственное мнение, противоположное друг другу. Оживим скучные тексты веселым срачем. На ура книга пойдет!)))

      • Макс Скальд пишет:

        Ни ты, ни я не катим на авторитетов. А вот Марсден, Дивайн, Босворт – ими являются. И посему к их мнению необходимо прислушиваться. Хотя бы потому, что: ты – источники читаешь сугубо в русском переводе; я – греческие источники читаю в западных переводах, нужные слова и фразы сверяю по словарям, латинские легче; а вот они – все источники читают сразу в оригинале.

        Про слонов версий до фига. Обрати, кстати, внимание, что часть слонов Дарий оставил в Сузах, и что персам боевые слоны были знакомы со времен Кира Великого.

        • Strateg пишет:

          Ну, если говорить в шутку – то нам с тобой главное пропиариться. На всех форумах книгу проспамить. Во продажи пойдут!)) Тараторина же покупают.))
          А если серьезно, то конечно упомянутые аналитики – люди уважаемые. Но хоть они по гречески читают, хоть по китайски, состояние первоисточников таково, что версий можно выстраивать очень много. Если бы это было не так, то существовала бы единая версия и ее бы не оспаривали. А мы видим, что люди, которые читают в оригинале, спорят друг с другом. Ну да это тонкости для чистых историков. А для варгеймерской братвы надо как то формализовать и структурировать попроще море противоречивой информации.

          • Макс Скальд пишет:

            Ну вот смотри: ты греческого не знаешь, и всё за двумя морковками бегаешь, людей путая. А вот если бы ты был авторитетом и язык знал, то сразу б понял, что отечественные переводчики – 8-е чудо света, только отрицательное…

          • Strateg пишет:

            Вот тебе и на… Нефедкин ведь не с Марса))) Мищенко и Дустуниса вроде бы тоже уважают. А к Перевалову как ты относишься? Я приводил его отрывки Тактики Арриана.

  3. Макс Скальд пишет:

    Правильно, А.К. Нефёдкин – авторитет.
    А отечественным переводам античных историков я уже очень давно не верю без проверки – от Геродота до Курция.

  4. Михаил пишет:

    Такие люди как Александр македонский, рождаются один раз в 1000 лет

  5. МАРДУК пишет:

    Сравнение Македонского с Ганнибалом или Цезарем все же некорректно,подобно тому как мы бы сравнили Тиренна или Савойского с Тамерланом или Наполеоном .

  6. МАРДУК пишет:

    Ни Ганнибал,ни Цезарь не могут похвастаться организацией гос-ва ,именуемого империей,параметры которого измерялись бы тысячами км.,в течение каких то 10 лет,являясь т.о.”просто” талантливыми полководцами;кстати до сих пор не имел чести знать что такого новаторского совершил в военном деле Цезарь или его полководчество прославлено “лишь” захватом пары варварских провинций в пользу республики и тем ,что он приблизил конец последней ?
    Пожалуй ,сопоставимыми с Македонским могут быть разве что Тамерлан да Наполеон ,ну ещё ,быть может Чингис,хотя не известно был ли он великим полководцем или великим администратором .

    • Strateg пишет:

      Ни Ганнибал, ни Цезарь на момент своих войн не обладали абсолютной властью в государстве. Скажем, Александр получал регулярные пополнения, а у Ганнибала с этим были изрядные проблемы, и Ганнибалу и Цезарю всячески мешал сенат.
      И противники их были посильнее, чем персы и индусы. Те очень быстро разваливались. А Рим в качестве противника воевал до последнего солдата.
      Кстати, Цезарь, помимо “захвата пары варварских провинций” сражался почти с равными войсками и полководцами. И сумел их победить. Резерв при Фарсале засчитаем за новаторство? Если вдруг нет, может “окопная война” подойдет? А стремительность операций малыми силами на грани авантюры?

      • МАРДУК пишет:

        Вряд ли логично утверждать что персидская конница была чем то слабее римской ,ну времён скажем Фарсала ,та конница ,котора надирала зад самим римлянам ,и воевала на равных с лучшей армией мира во время парфянских войн .Да исправедливости ради надо сказать что Цезарь одерживал победы ,начиная с 49 года ,свои лучшие победы,когда сенат был сломлен .
        За фарсальский резерв ,конеш спасибо .
        Ну и последнее ,то,что Ганнибал не имел абсолютной власти мобилизующей ресурсы,не возносит его до статуса Македонского по определению ,т.к.мы не можем утверждать наверняка о достоинствах полководца в данном случае ,равно как и его организатоских способностях,не позволивших карфагенцу закрепиться в регионе,в чем нельзя упрекнуть Александра,активно интегрировавшегося в передней Азии .
        Не стоит забывать и о том соц.-культурном значении ,обогатившим регион ,имя которому эллинизм,ни Ганнибал ,ни Цезарь не несли в завоеванные земли ничего кроме копий и мечей в пику Македонскому ,за десять лет сделавшему больше для завоеванных ,чем Рим за всю свою историю .

        • Strateg пишет:

          Я считаю в принципе неуместным сравнение талантов. Александра я люблю не менее Ганнибала и Цезаря. Но в ситуации такой вашей постановки вопроса я для баланса вынужден смещать акценты в сторону Ганнибала и Цезаря. (Я еще Сципиона добавляю.)
          Так вот, я не утверждал, что персидская конница была слабее римской времен Фарсаля. Ибо, во времена Цезаря римской конницы как таковой не было, за исключением отрядов аристократов. А персидскую конницу я не считаю слабой.
          Я же написал вполне четко: “Слабые противники, которые быстро разваливались”. Это характеристика армии в целом, включающая многие компоненты. Здесь и дисциплина и управление и харизма полководца и стойкость в бою. Да и не одной лишь конницей воевали.
          Интересно было бы посмотреть на Александра, если бы после Гавгамел персы держались так же, как римляне после Канн.
          А с 49 года сенат может и был сломлен, но не были сломлены сенаторы. Один Катон чего стоит. А Диррахий, Фарсаль, Александрия, Тапс, Мунд – это серьезные достижения. И там не было драпающего Дария.
          Какое отношение имеет социо-культурное значение при обсуждении талантов полководцев – я не понял.

          • МАРДУК пишет:

            Соио-культурные аспекты приведены для характеристики личности Македонского ,как отличающие его от карфагенца и римлянина ,личности более универсальной (в связи с предшествующим комментом о появлении таких личностей раз в тысячу лет ),прославившейся как создатель эллинистического гос-ва,в связи с чем ни могут быть одного уровня с ним ни Ганнибал ,ни Цезарь,будучи,как я уже писал “просто” талантливыми полководцами
            Да и вы напрямую заявляли ,что противники последних были “посильнее ,чем персы и индусы”, таким образом вы лукавите,утверждая ,что не говорили будто персидская конница слабее конницы римлян при Фарсале ,формально употребив другую терминологию .Но это мелочи.
            Насчёт того как повёл бы себя Александр после Канн нетрудно догадаться ,учитывая его поведение после Гавгамел,ну думаю вы поняли .Тут как никогда ,пригодился бы талант Александра как управленца,чего не скажешь о Ганнибале (вот он ,пресловутый универсализм!).
            Вопрос о сенате таков ,что не смотря на качества его членов,первый не мог препятствовать политике Цезаря ,хотя бы из благоразумия ,что развязывало руки последнему.
            Ну а чтобы Дария увидеть драпающим ,нужно как минимум было приложить для этого усилия (хотя Помпей,помнится,тоже драпал в рабском платье).К тому же искусство полководца и заключается в том ,чтобы разгромить противника ,не прибегая к его тотальному физическому уничтожению ,не давать использовать против себя все ресурсы противника ,что и демонстрировал с успехом Александр 3 Македонский.

  7. МАРДУК пишет:

    Теперь о предвзятости (не путать с критикой ,все равно внешней ли ,внутренней ли) к историческим документам ,в данном случае фиксированным памятникам античного времени .Рассмотрим отношение исследователей к матерьялам битвы при Гавгамелах за авторством таких писателей историков как Арриан,Диодор,Плутарх,Курций и т.д.и т.п.
    Что мешает ,по мысли исследователей,скажем, собрать Дарию армию в полмиллиона человек ? Недостаток населения?Ограниченность территории?Механизм мобилизации?(надо сказать отлаженный на протяжении веков).Помилуйте ! С этим как раз все в полном порядке ! И пять таки обратимся к источникам ,что пишут о ВС Персиды наши доблестные греки ? Именно .Как один или во всяком случае большинством своим они оперируют цифрами в пределах от 200 000 до 1 млн.человек ,согласен ,преувеличения могут и должны быть ,но все же,думается мне ,в пределах ,означенных авторами античности ,таким образом представляется более логичным искать некое среднее число из ряда предложенных ,чем определять оное,руководствуясь т.н.здравым смыслом ,мягко говоря из пальца высосанным,дескать несколько сотен тысяч войнов это нереально (кстати это почему?,),а несколько десятков вполне возможно . Поступая таким образом подобные исследователи демонстрируют свою предрасположенность к источникам ,мало чем обоснованную и питаемую исключительно соображениями своего отношения к данной области иными словами,как им наиболее удобно представляется .
    Ещё один момент ,положения авторов, определяющие численность войск ,соответствующую ЛИЧНЫМ представлениям исследователей ,т.е.в пределах ,скажем 50000 человек ,немедленно признаются заслуживающими доверия ,тогда как другие подобные ,ТЕХ ЖЕ САМЫХ
    авторов ,фиксирующие численность армий в несколько сотен тысяч человек ,автоматически признаются не реальными по определению ,складывается ощущение некоей выборности информации из источника в соответствии с приемлемым (чисто психологически)для исследователей образом .
    Т.о.против очевидных факторов ,определяющих колоссальную численность армий как вполне реальное явление ,а к таким можно отнести территориально-демографический (когда в условиях иноземной агрессии под ружьё становится большинство способных носить оружие ,а учитывая размеры Персии ,таковых будет очень и очень немало,недаром те же греки, описывая имперскую мобилизацию ,отмечали невиданную нехватку вооружения для ополченцев,столь велико было их число ,и уж точно не 50 тысяч.)и мобилизационный ( способность аппарата принуждения империи реализовать своевременно и в полном обьеме свой вооруженный потенциал) ,а равно сообщения письменных памятников по данной тематике,исследователи ,в целях “разумной” как они считают корректировки данных ,могут противопоставить лишь своё ЛИЧНОЕ отношение к данному вопросу и как все личное достаточно спорное ,основанное на чисто ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ восприятии приемлемой или неприемлемой информации .Критерием истинности в данном случае является ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ способность исследователя допустить или не допустить в своём воображении реальность действующих армий древности в несколько сотен тысяч человек ,что как мы понимаем ,не может быть признано как научный метод .

    • Strateg пишет:

      Если рассуждать не о точных цифрах, а об оценках на уровне порядков, то всегда можно использовать аналогии. Вот очень грубо для Римской Империи с ее логистикой, отлаженной бюрократией и демографией, которые как минимум не хуже персидских. 30 легионов по 5 тысяч плюс столько же вспомогательных войск. Грубо 300 000. Ну, могло быть немного больше в некоторые времена. Но никогда все эти силы не собирались в одном месте. Максимальное напряжение сил Филиппы. Грубо говоря по 100 тыс. с каждой стороны. Это оценочный максимум.

      • Макс пишет:

        Поглядел. Бездумные философствования и потуги изобразить знание психологии на пустом месте меня не волнуют.

        • МАРДУК пишет:

          Ого!Мы имеем дело с очешуительным психологом! Выдающим характеристики на раз,извини,не знал … Но ты мог бы просто заметить ,что не согласен и это твоё личное отношение .

      • МАРДУК пишет:

        Если не собирались римляне в такие скопища ,то не значит ,что не собирались персы ,правильно ?Стратегия римской внешней политики не требовала сосредоточения всех сил на одном клочке суши в борьбе с разрозненным противником .И если Рим в 3 веке до н.э.смог выставить 80000 войнов,то почему бы Персиде ,раскинувшейся на гигантских просторах не собрать 200000 человек в 4 веке до н.э. вот пожалуйста ,пример аналогии . Да и население Италии ,даже спустя сотни лет,вряд ли можно сравнить с населением передней и части средней азий эпохи Македонского ,нужно заметить,что характерной чертой восточных армий была их многочисленность ,несколько гипертрофированная,но все же вполне реальная,будь то турки,персы,полчища Тамерлана или Чингисхана .

        • Strateg пишет:

          1. “Стратегия римской внешней политики не требовала сосредоточения всех сил на одном клочке суши в борьбе с разрозненным противником .” Требовала. И даже очень. Потеря трех легионов Вара была катастрофой! Сасаниды, например, не были разрозненным противником. Да и в гражданских войнах нужно было собирать бойцов по максимуму.

          2. “И если Рим в 3 веке до н.э.смог выставить 80000 войнов,то почему бы Персиде ,раскинувшейся на гигантских просторах не собрать 200000 человек в 4 веке до н.э. вот пожалуйста ,пример аналогии .”
          а) разные принципы комплектования
          б) Вы правильно отметили. В одном случае это 80 000 воинов. А в другом 200 000 человек. Человек собрать наверно можно. Включая сюда “ученых и ослов”. А воинов столько не было.
          в) Полководцы, если их не вынуждают крайние обстоятельства, не вступают в бой против многократно превосходящего противника. Численное превосходство противника обычно чем то компенсируется. Местностью, качеством войск, талантом полководца. Но если у Александра было 35 000 против 200 000 при Гавгамелах, не вынужденно идти в бой это фантастика. Разве что там 50 тысяч воинов, остальные бараны.

          • Мардук пишет:

            Румянцев,Суворов вступали в бой с многократно превосходящим противником,имея возможность отступить .Далее ,кто утверждает ,что при Гавгамелах можно было избежать последствий ,в случае отступления греков,Александр понимал,либо поражение в бою,либо поражение без него ,силы персов в последнем случае только увеличились бы,к тому же мы знаем ,что полководец никак не мог отступить ,будучи очень честолюбивым человеком .Далее кто утверждает ,что сражалось 35000 против 200000 ?? Я писал ранее,что талант гениального полководца не позволит развернуть против себя всю мощь противника ,что и было продемонстрировано фланговым хуком ,излюбленным приемом ,в результате которого персы были разгромлены ,не втянувшись на 100 % в бой.Аналогично действовал к примеру ,Суворов .
            Несмотря на Сасанидов,Парфян,Тевтобург и гражданские войны Рим не собирал в одном месте все легионы,так как этого требовали обстоятельства,так как это противоречило имперской стратегии,не позволявшей оголять другие участки фронта . 200000 войнов из которых половина и это наверняка ,ополченцы,грозная сила ,в соединении с профессиональной армией,её функция задавить числом ,отвлечь внимание и т.д.и т.п. реализация её возможностей в соединении с профессионалами губительна,чего никогда не допускал Александр ,предотвращая развертывание на 100%,что и отмечает пооководческое дарование ,ибо воюют не числом ,а умением .

  8. Strateg пишет:

    Если Александр не сражался против 200 000 то о чем спор? Вы предлагали тезис, что Александр более велик, чем Ганнибал и Цезарь, потому что ему противостояли такие силы.
    И я, пожалуй, в третий раз повторю. Да хоть миллион было у Дария. На них хватило одного Дария. Стоило ему побежать, побежало все стадо.
    У Ганнибала и Цезаря были другие противники.

    • МАРДУК пишет:

      Неплохо было бы заметить ,что когда прогибался центр персов и Дарий начал отступление ввиду приближающейся опасности ,чем не по брезговал бы и сам Помпей,левый фланг детей востока прогибал порядки Пармениона,не приди македонец вовремя на помощь ,неизвестно чем бы все закончилось.Так что ваши сентенции относительно тотального бегства по примеру царя,как минимум неуместны.
      А насчёт бегства,я по вашему примеру,также повторюсь,чтобы заставить драпать Дария нужно приложить было для этого определённые (и весьма гениальные) усилия,чет я не помню, чтобы за всю историю Персидского конгломерата ,кто либо из его противников заставлял драпать царя царей ,хе-хе .
      Вряд ли бы даже сам господин Помпей или ,там,Публий Корнелий побрезговали бегством,когда над ними нависали бы мечи противника . Ах,да,я просто забыл,что ни карфагенянин ,ни римлянин,не сближались с противником до такой степени .
      К тому же,к примеру,храброму Помпею,достаточно было увидеть разгром своей конницы,чтобы считать себя побежденным,где же битва тут до последнего солдата? Или быть может битвой до последнего солдата вы назовете Канны,когда от римлян в финале сражения уже ничего не зависело?
      Да будет вам известно что персидские боевые порядки способны были держаться ничуть не хуже римских (то есть в пределах нескольких часов),слава богу ,или дьяволу,человек умел воевать задолго до римских легионеров,которым осознание присутствия своего военачальника ,того же Помпея,ничуть не мешало отступать в беспорядке самым натуральным образом ,например ,при Фарсале.Так что эти ваши утверждения относительно другой ,дескать,природы противников Ганнибала и Цезаря,мягко говоря, грешат преувеличением .

      • Strateg пишет:

        1. Пармениона прессовало не левое, а правое крыло персов. Понимаю, что это техническая ошибка.
        2. Помпей не бежал при Фарсале. Он удалился в лагерь. Это разные вещи. Кроме Помпея были и другие, которые сражались упорно при Тапсе или Мунде. При Мунде Цезарь вообще едва не проиграл. Кстати, как и при Диррахии. Ничего подобного персы не показывали. Как противник – слабее. Да проще скажу. Римляне завоевали мир, а персы даже Грецию завоевать не смогли. Вот и уровень противников Цезаря и Саши.
        3. “Ах,да,я просто забыл,что ни карфагенянин ,ни римлянин,не сближались с противником до такой степени.” – откуда знаете? Цезарь лично неоднократно рисковал жизнью. Например, выйдя в море в лодке в ожидании флота Антония из Брундизия. Да и под Александрией. Я могу Вам привести цитату из битвы при Мунде: “Но страх солдат нисколько не унимался, пока Цезарь сам, схватив щит одного из них и воскликнув вокруг него стоящим командирам: “Да станет это концом для меня жизни, а для вас — походов”, выбежал вперед из боевого строя навстречу врагам настолько далеко, что находился от них на расстоянии 10 футов. До 200 копий было в него брошено, но от одних он отклонился, другие отразил щитом.”
        Хотите цитату про Сципиона или Ганнибала: “Ганнибал же, когда восстановил порядок на левом крыле, поскакал к лигурам и кельтам, ведя с собой вторую линию карфагенян и ливийцев. Видя его, Сципион, в свою очередь, явился туда со вторым рядом своих солдат. Таким образом, сошлись на бой два лучших полководца; те, кто был под их начальством, блестяще вели это состязание, полные уважения к своим вождям…
        Так как битва была долгой и нерешительной, вожди, жалея своих усталых воинов, бросились друг на друга, чтобы личной схваткой ускорить окончание боя. Оба одновременно бросили копья, Сципион попал в щит Ганнибала, а Ганнибал — в коня Сципиона.”
        Да, это Аппиан. Можно не верить. Но утверждать, что Цезарь, Сципион или Ганнибал лично не сражались – весьма самонадеяно.

      • Strateg пишет:

        Я даже выделю это в отдельный пост: “Да будет вам известно что персидские боевые порядки способны были держаться ничуть не хуже римских (то есть в пределах нескольких часов)”
        Не важно, что мне известно, а что нет. Я вижу, Вы хотите меня просветить. Это делается с цитатами. А пока что выглядит как Ваше мнение.

        “Так что эти ваши утверждения относительно другой ,дескать,природы противников Ганнибала и Цезаря,мягко говоря, грешат преувеличением .”
        Повторюсь. Рим завоевал мир, а не персы. Персы не смогли победить греков при Марафоне, с трудом одолели при Фермопилах и ваще не смогли уничтожить уходящих 10 000 Ксенофонта. Эти парни не смогли отличиться ни в армии селевкидов, ни в армии Митридата.
        И про Красса говорить не стоит, а то я отвечу про Вентидия, а если дальше то про Велизария, а если дальше то про Ираклия.

  9. Мардук пишет:

    Не допуская сражения 35000 против 200000 следует понимать ,не отсутствие у персов армии в 150-200 тысяч.войнов ,а реализацию маневров,в данном случае Александра,не допустившему развертывание против себя этих самых двухсот тысяч или около того ,что по мне и отличает последнего (помимо прочего) от тех же Ганнибала и Цезаря в лучшую сторону ,ибо большего таланта и смелости требуется для наступательной операции ,тем более на превосходящие силы ( фактор немаловажный чисто психологически ),тогда как господа с западного средиземноморья предпочитали оборонительную тактику (преимущественно),что отнюдь не умаляет их таланта,но,все же отличает в более худшую сторону,,насколько это возможно для столь великих мужей .
    Именно наступательной стратегией македонца можно объяснить феномены бегства персидского царя в двух битвах с Александром,а не слабостью духа персов и их вождя ,ибо оказавшись в такой ситуации ,повторяюсь,не избежали бы этого ни Помпей,ни Сципион ,ни все эти консулы,и вожди галлов и германцев .

    • Strateg пишет:

      Мардук – это персидский ник? Вас не Олег зовут?
      Посмотрите здесь комменты: http://strategwar.ru/military-history/voennaya-istoriya-epaminond-boevoj-poryadok-fivancev-v-bitvax-pri-levktrax-i-mantinee
      Человек похож на Вас по стилю и убежденности, но топит за спартанцев.

      “что по мне и отличает последнего (помимо прочего) от тех же Ганнибала и Цезаря в лучшую сторону ”
      Чаще используйте цитаты. Например так:
      Полибий, 2.24: “Таким образом, для защиты римских владений выставлено было всего более ста пятидесяти тысяч пехоты и около шести тысяч конницы, а общее число способных носить оружие как римлян, так и союзников превышало семьсот тысяч пехоты и до семидесяти тысяч конницы. На них-то пошел Ганнибал при вторжении в Италию, не имея полных двадцати тысяч войска.”
      В противном случае вы озвучиваете исключительно Ваше мнение. А я Вам показываю военный потенциал Италии, против которого воевал Ганнибал.

  10. Мардук пишет:

    То,что отличает македонца в лучшую сторону,а именно,наступательная тактика боя,требующая большей смелости и прозорливости ,ибо сопряжена с большим риском,не нуждается в цитировании в силу очевидности.
    Далее ,утверждать ,что персы не были мировой империей ,значит игнорировать очевидное-немалые размеры конгломерата и населявших его народов,весьма многочисленных.Потом,персы столкнулись с организованным сопротивлением объединённых греческих полисов,тогда как Рим одерживал свои победы,не имея пред собой единого фронта сопротивления и громил врагов по одному .
    И,к слову сказать,македонец,за один поход,пусть и весьма продолжительный,зделал то ,с чем не справились доблестные квириты за столетия -завоевал всю переднюю азию,часть средней и северный Индостан ,в пику италикам,так и не сумевшим закрепится дальше Ливана .
    А о прочности порядков персов можно судить по той же битве при Гавгамелах,которая вряд ли могла длится меньше того же Фарсала,при котором ,кстати сказать,некто Помпей,покинул армию после первой же неудачи ,и неважно ,бежал он сломя голову или спокойно(?) ушёл в тыл,где же здесьхваленое римское упорство или битва до последнего солдата ? А и нет этого и не может быть ,ибо первая крупная неудача любой армии в сражении ,римская не исключение,и ,как следствие ,крупный успех её противника ,сводит на нет любое упорство .Вспомним,как бежали ,не помня себя,римляне под ударами Спартака,Митридата,Ганнибала,своего же земляка Цезаря (битвы упоминать здесь нет нужды ,надеюсь?),ничуть не хуже ,чем персы от македонца .

    • Strateg пишет:

      “где же здесьхваленое римское упорство или битва до последнего солдата ? А и нет этого и не может быть ,ибо первая крупная неудача любой армии в сражении ,римская не исключение,и ,как следствие ,крупный успех её противника ,сводит на нет любое упорство .Вспомним,как бежали ,не помня себя,римляне под ударами Спартака,Митридата,Ганнибала,своего же земляка Цезаря (битвы упоминать здесь нет нужды ,надеюсь?),ничуть не хуже ,чем персы от македонца.”

      Римляне после поражений от Пирра пошли на заключение мира? Нет. Они сказали, что заключат мир только когда Пирр покинет Италию. Заключили римляне мир с Ганнибалом после Канн? Нет. Они призвали всех, вплоть до рабов. После побед Цезаря и смерти Помпея римляне продолжали биться и при Тапсе и при Мунде. А Секст Помпей боролся и после. А уж Спартак и Митридат вообще не те ребята, которые могут использоваться в каких то примерах. Да, римляне бегали часто. Но возвращались и побеждали.
      Теперь сравним с поведением персов. После Иссы Дарий упрашивал Александра о мире, готов был отдать ему половину державы. Хотя у него еще оставались огромные силы. А с Ваших слов у Дария оставалась просто огромнейшая армия.
      И вот такого трусливого царька Вы сравниваете с римлянами? Да персы вообще без наемных греков ничего не могли сделать. И при Гранике и при Иссе за персов бьются греки. А Дарий бежит первым.
      Персы были способны сражаться только против таких же азиатов. Европейским армиям они не соперники.

      • Мардук пишет:

        Кажется я уже объяснял ,почему бежал Дарий,и на его месте ,побежал бы любой.
        Далее ,готовность идти на уступки,не значит слабость духа,или вы считаете иначе?В данном случае мы вполне имеем основание считать это тактическим ходом,предотвращающим нежелательный ход событий ,самое подходящее средство в данном случае,выгоды которого не переоценить в случае удачи ,что характеризует перса скорее как умного стратега ,чем как малодушного правителя ,тем более если это восток.Ведь вам будет трудно отрицать ,что делая уступки сейчас,персы не попытаются вернуть все,что отдали?То есть эффект тот же ,состояния войны никто не отменял,но в отличие от прямолинейного Рима ,по видимому надеявшегося на свои стены,и не без оснований,такую крепость в древности ещё поискать,действовал более изворотливо,дипломатически,но,что для вас почему то выглядит,как трусость.
        Да и посмею вас поправить,огромнейшая армия персов была не по моим словам,а по текстам древних,и кое каким соображениям географического и демографического характера ,которые вы имели честь проигнорировать ,характеризуя меня как выдумщика,по-видимому…
        А вот по вашему получается,что воевали одни наемники,а персы и все остальные позевывая,лениво стояли,а потом греки дрогнули и все побежали (кстати наемники вполне равные противники македонцам,по вашим критериям).Слишком наивно,вы не находите ?
        Да и хочется добавить,чторимляне ,в отличие от персов,которых они так и не смогли покорить,не воевали с полководцем ранга Искендера Зуль Карнайна ,а почему смотрите предыдущий комментарий.

        • Strateg пишет:

          1. Если бегство Дария или его желание отдать половину страны Александру – это дипломатические уловки, там может и Гавгамелы и потеря всей страны это тоже дипломатическая уловка\тактический ход? А так то Дарий герой по жизни был?
          Можно ли любого бегущего с поля воина назвать хитрым дипломатом, который заманивает врага? Или только Дарий был таким?

          “Дипломатические уловки Дария тем более понятны,если учесть в чьих руках находилась его семья …”
          Непонятны. Поскольку например Тит Манлий казнил своего сына, победившего противника, но нарушившего приказ.

          2. Нет. За персов воевали не только наемники. Воевали много кто. Вот стойкость на поле проявляли наемники. Пожалуй, я бы добавил к хорошим контингентам тяжелую конницу, которая неплохо себя показала на правом фланге и при Иссе и при Гавгамелах. Но в лоб атаковать фалангу она не могла. Только против конницы фессалийцев или греков.

          3. ” Да и посмею вас поправить,огромнейшая армия персов была не по моим словам,а по текстам древних”
          У древних и люди с песьими головами были в текстах.
          А Вы верите в эти цифры?
          http://strategwar.ru/military-history/persidskaya-armiya-vtorzheniya-kserksa
          И вопрос общего плана.
          Вы принимаете на веру все, что видите в литературных первоисточниках? А если они расходятся в цифрах или противоречат друг другу, Вы тогда что делаете?

          • Мардук пишет:

            Гавгамелы свершились после дипломатических ходов ,разве нет ?И потом где я утверждал о заманивании врага?К тому же как говорилось ранее любой на месте Дария поступил бы твк и докажите обратное.Личность Тит Манлия и Дария индивидуальны равно как поступки ,и не превозносит одного над другим.И если за персов воевали ещё много кто,то это только к чести македонца.
            На основании чего делается вывод о мнимом превосходстве римлянина над персов? На основании бегства их вождя? Это доказывает только бегство конкретного человека ,пусть и вождя,и окажись в такой ситуации не побежал бы на его месте хоть Помпей,хоть Цезарь,хоть Ганнибал ,хоть сам его величество Искандер?И потом с персами воевал Александр ,чем не могут похвастаться гордые квириты.
            Ну мы не обсуждаем людей-псов (к тому же это вполне может быть метафора),а обсуждаем конкретные цифры ( сами по себе более очевидные чем люди-собаки),и если они расходятся между собой в конкретике,то в одном они тенденциозно едины-в большой численности войск,и почему бы не отталкиваться от данной тенденции ,используя для корректировки дополнительные соображения географии,демографии,административного устройства Персии работать с предлагаемыми данными,а не руководствоваться соображениями своей предвзятости (это возможно,это нет).
            И последнее,какая бы совершенная армия не стояла перед полководцем,она не является чем то для него сверхъестественным,Цезарь,к примеру,воевал против воинских чудес римлян,но сам же использовал против них их же возможности,организацию и пр.пр.,что несомненно уравнивает его противников с ним самим ,и дело решает индивидуальный гений воителя и только он,ибо юлианцы были детьми своего времени ,и никаких иных трудностей,кроме трудностей солдата в бою они не испытывали.
            Иными словами,в каком бы времени ,против какой бы то ни было армии не стоял воитель ,не каких иных трудностей ,кроме задач,своего воинского гения ,он не встретит .И руководствуясь вашей логикой о значимости военачальника мы будем вынуждены признать и Александра иНаполеона не такими уж гениями (последний воевал ,к прммеру с отсталыми евромонархиями)ибо будем рассматривать их противников,а не их воинские решения .

          • Strateg пишет:

            “И руководствуясь вашей логикой о значимости военачальника мы будем вынуждены признать и Александра и Наполеона не такими уж гениями (последний воевал ,к примеру с отсталыми евромонархиями)ибо будем рассматривать их противников,а не их воинские решения.”
            Вы за меня не придумывайте. Для меня И Александр и Наполеон и Цезарь и Ганнибал – гении. Это Вы пытаетесь поставить Александра выше остальных.

          • Мардук пишет:

            Александра я ставлю несколько выше конкретно Ганнибала и Цезаря ,во-первых ,в силу его пресловутого универсализма как исторической личности ,и,во-вторых,приверженности наступательному характеру воинских операций ,как военачальника ,требующих ,безусловно ,большей прозорливости .

  11. Мардук пишет:

    Уважаемый Стратег,я не имею чести быть неким Олегом,да удовлетворит вас данная информация.А насчёт моего ника возьму на себя смелость несколько вас поправить,ибо оный никак не может быть персидским (насколько мне известно),ибо этимология его шумеро-вавилонского происхождения ,буквально переводящаяся как “сын чистой горы”, такое имя носил один из богов древнего двуречья (известных шумерам как аннунаки),также известный египтянам под именем Ра (согласно тексту ” Потерянной книги Энки”Ситчина,основанной на шумерских и древневавилонских космогонических письменах,известных в официальной науке под именем мифов и не иначе).

  12. Мардук пишет:

    Дипломатические уловки Дария тем более понятны,если учесть в чьих руках находилась его семья …

  13. Адилет пишет:

    Стратег согласен с Вами Рим и Персия это совсем разные народы ментальность опыт и умения ведения войны. Римляни великие войны Персы конечно побеждали и владели Азией в военном мастерстве по уровню они рядом не стояли с Римлянами. Сама история выбрала Римлян для владычество половины древнего мира. Римляни воевали сами армия построенна на патриотизме, небывалая дисциплина духовитость войск. Насколько знаю ни один народ не мог оправится

  14. Адилет пишет:

    Насколько знаю ни один народ древности не мог оправится от катострафических поражений кроме Римского войны с Галлами, Пирром, Ганнибалом последный почти вверг Рим к краю после Канн. Но Рим не встал на колени победил и возвеличился над Миром.
    Персия это великан на глинянных ногах пару ударов серьзным противником и их империя развалилась за каких то не полных 10 лет войне с Александром Македонским.

    • Мардук пишет:

      Ни один народ говоришь? Вот довольно крупный пример -древнеегипетское государство после нашествия гиксосов,оправилось от поражения и вступило в зенит своего военно-политического могущества .

  15. Адилет пишет:

    Приветствую Вас Мардук. При всем уважение к Египтянам древним они высоты подобно Римскому не достигли. Рим правил 1200 лет большей части древнего мира.
    По нашествию Гиксосов таки наооборот они легко завоевали древний Египет почти без боёв и жестоко обращались с местным населением. Гиксосами даже удалось образовать свою династию правитилей. Да египтяни скинули их после определённого времени, но не сразу, а покарившись. Римляни же не были покарены ни одним народом древности очень был близок Ганнибал. Была бы схожесть между древним Египтом и завоеванием их Гиксосами если карфагенянам или эпирцам или галлам удалось покарить древний Рим и Римляни скинули бы их власть. А так совсем разные исторические события увы для Вас.

  16. Мардук пишет:

    Аналогично приветствую Вас . Но позвольте ,мой ответ был продиктован вашей формулировкой вопроса таким образом ,как “ни один народ древности не отправлялся от катастрофических поражений”, и я указал по справедливости ,что это не так ,тогда как ваша последняя формулировка ,существенно скорректирована как ” римлян никому не удалось подчинить “,согласитесь это несколько иная постановка вопроса. Следует также заметить ,к сожалению для вас все же,что гиксосы не покоряли Египет полностью и борьба с ними велась фараонами Верхнего Египта во времена 17-18династий вплоть до полной победы .Так что прецедент очевиден все же до римлян .

Ваш отзыв