Военная история: римские легионы, 4 в. до н.э.

Автор: , 23 Июнь 2013

Римский легионерРимские легионы – одна из любимых тем для интересующихся военной историей античности. Римские легионы оказались универсальной боевой машиной, способной справиться с фалангой македонян и ордами варваров, со слонами и боевыми колесницами и в конечном итоге завоевать все средиземноморье. Поначалу римляне воевали фалангой, и только к середине 4 в. до н.э. сложились известные нам легионы. Сначала мы рассмотрим состав легиона на этот период, а в следующей статье остановимся на различных версиях манипулярной тактики легионов.

От фаланги к расчлененному боевому порядку легионов римская армия перешла в первой половине 4 в. до н.э.. Ливий, 8.8: “В прежние времена щиты у римлян были круглые, но с той поры, как воины стали получать жалованье (после осады Вей), они заменили их на большие продолговатые, а из фаланг, напоминавших македонские, впоследствии получился боевой порядок, составленный из манипулов; со временем были введены и более дробные подразделения.” Существует большая вероятность того, что инициатором реформ был Марк Фурий Камилл. Сомнительно, что линии манипул были переняты от самнитов. Еще до самнитских войн в 350 г. до н.э. в войске Марка Попилия Лената упоминаются раздельно гастаты, принципы и триарии. Ливий, 7.23: “(галлы) с грозным ревом бросились на приступ. Римляне даже не прервали работ: укрепления были делом триариев, а гастаты и принципы, стоявшие наготове и при оружии впереди них, приняли бой. Кроме доблести, им было на пользу и возвышенное положение, при котором все их дротики и копья падали не впустую, как бывает на ровном месте, но от собственной своей тяжести все вонзались в цель. Под градом стрел галлы – кто с раной в теле, кто со щитом неподъемной тяжести из-за застрявших в нем дротиков – хотя с разбегу подошли почти вплотную, но сперва все-таки остановились в нерешительности, а потом, когда само промедление им поубавило, а врагам прибавило духу, были отброшены назад и повалились друг на друга, образовав свалку еще более пагубную и страшную, чем сама рукопашная резня: не столько их пало от меча, сколько было задавлено в этой свалке…” Отдельно триарии несколько раз упоминаются задолго до этого. Возможно, что Камилл уже использовал расчлененный боевой порядок, например против вольсков, Ливий, 6.23: “Распорядитель битвы (Луций Фурий) выстроил передовой строй, Камилл разместил подкрепления и поставил мощный заслон (обычно – триарии) перед лагерем…”

Свое описание римского легиона и манипулярной тактики смены линий Ливий, 8.8 дает перед битвой при Везувии Тита Манлия Торквата против восставших латинов: “Первый ряд – это гастаты, пятнадцать манипулов, стоящих почти вплотную друг к другу. В манипуле двадцать легковооруженных воинов (левисы), остальные с большими щитами, а легковооруженные – это те, у кого только копье и тяжелые пики. (??? пики – спорный перевод. В латинском тексте “hastam tantum gaesaque” гаста и гесум, гесум – тяжелое метательное копье.) Во время боя в передовом отряде находился цвет юношества, достигшего призывного возраста. За ними следовало столько же манипулов из воинов постарше и покрепче, которых именуют принципами; все они, вооруженные продолговатыми щитами, отличались своими доспехами (в латинском тексте термин armis – защитное вооружение). Такой отряд из тридцати манипулов называли антепиланами, потому что еще пятнадцать рядов стояли уже за знаменами, причем каждый из них состоял из трех отделений и первое отделение каждого ряда (триарии) называлось «пил»; ряд состоял из трех вексилл, в одной вексилле было 186 человек; в первой вексилле шли триарии, опытные воины, испытанного мужества, во второй – рорарии, помоложе и не столь отличившиеся, в третьей – акцензы, отряд, на который не слишком можно было положиться, отчего ему и было отведено в строю последнее место.

Легионеры

Художник Андрей Каращук

(У левиса не должно быть щита.)

Когда войско выстраивалось в таком порядке, первыми в бой вступали гастаты. Если они оказывались не в состоянии опрокинуть врага, то постепенно отходили назад, занимая промежутки в рядах принципов. Тогда в бой шли принципы, а гастаты следовали за ними. Триарии под своими знаменами стояли на правом колене, выставив вперед левую ногу и уперев плечо в щит, а копья, угрожающе торчащие вверх, втыкали в землю; строй их щетинился, словно частокол. Если и принципы не добивались в битве успеха, они шаг за шагом отступали к триариям (потому и говорят, когда приходится туго: «дело дошло до триариев»). Триарии, приняв принципов и гастатов в промежутки между своими рядами, поднимались, быстро смыкали строй, как бы закрывая ходы и выходы, и нападали на врага единой сплошной стеною, не имея уже за спиной никакой поддержки. Это оказывалось для врагов самым страшным, ведь думая, что преследуют побежденных, они вдруг видят, как впереди внезапно вырастает новый строй, еще более многочисленный.

Обычно набирали четыре легиона по пять тысяч пехотинцев и для каждого легиона по триста всадников. Другое такое же войско добавлялось после набора латинов…”

Музыканты и знаменосец легиона

Художник Андрей Каращук

Легион середины 4 в. до н.э. в описании Ливия существенно отличается от легиона Полибия середины 2 в. до н.э. Во 2 в. до н.э. пехота легиона состоит из 10 манипулов гастатов, принципов и триариев. Легковооруженные называются велитами. Таинственных рорариев и акцензов нет. Вооружение римлян середины 2 в. до н.э. Полибий описывает подробно. Описание Ливия для 4 в. до н.э. скупо на подробности. Четко указаны копья (гасты) у триариев. Поскольку еще до Камилла дротики использовались на вооружении римской армии 5 в. до н.э.,  так же метательный бой гастатов и принципов указан в бою Марка Попирия Лената с галлами  в примере выше и у Полибия гастаты и принципы вооружены пилумами, логично предположить, что и в легионе Ливия у гастатов и принципов пилумы. Есть одно, крайне сомнительное указание у Дионисия Галикарнасского, 20.11 на копья принципов во времена Пирра: “Тех, кто сражается в ближнем бою конными копьями, держа их наперевес обеими руками, и обычно решает исход сражения, римляне называют принципами.” Возможно, решают исход сражения все же триарии?

Попробуем определить, что из себя представляли рорарии и акцензы. Коптев А.В при описании системы возрастных классов в древнем Риме считает, что после реформ Сервия Туллия римское войско делилось не по имущественному, а по возрастному цензу.  17-22 года – велиты, 23-30 лет – гастаты, 31-38 лет – принципы, 39-46 лет – триарии, 47-60 лет – рорарии, и старше 60 лет -акцензы (воины вне ценза). Эта теория противоречит общепринятым взглядам и сведениям первоисточников. Кроме того, в описании Битвы при Везувии есть момент, когда рорарии выбегают через промежутки на помощь гастатам и принципам. Это скорее характерно для молодых легковооруженных, чем для  47-60 летних ветеранов. Есть еще одно соображение. 20 левисов на 15 манипул гастатов – это всего лишь 300 легковооруженных на легион. Маловато, если учесть, как много было воинов 5 разряда в армии Сервия Туллия. И после этого, во времена Полибия велитов приходилось на легион 1200 человек. Дельбрюк считает, что рорарии – легковооруженные воины. Правда, непонятно, чем они отличались от левисов.

И тут начинаются игры в цифры. Если посмотреть внимательно, то у Ливия видна путаница в том, сколько именно человек стояло “за знаменами” в каждом из 15 рядов. Дело в том, что термин “вексилла” может означать и знамя и отряд. У Ливия в ряду за манипулом гастатов и манипулом принципов стоят 3 вексиллы по 186 человек. На сегодняшний день этот текст трактуют так, что в ряду всего триариев, рорариев и акцензов 186 человек. По численности манипула триариев разногласий нет. Считают, что в нем 60 человек. Далее Дельбрюк предполагает (без особого обоснования), что рорариев было 120 человек, а еще 6 человек – некомбатанты акцензы – денщики и писари. Очень смелое предположение. Мне ближе гипотеза Коннолли, по которой в манипуле триариев, рорариев и акцензов (а так же гастатов и принципов) в каждой по 60 человек и по 2 центуриона = 186 человек. Знаменосцы, возможно не входили в это число. Тут можно найти еще интересные совпадения. 15 манипул рорариев по 60 человек дают нам 900 легковооруженных. Если добавить 300 левисов, то получаем 1200 человек, число, равное велитам в легионе Полибия.

легионеры

Художник Андрей Каращук

(Художник видит рорариев и акцензов по-своему)

Кто же такие акцензы, солдаты вне ценза, которых Дельбрюк считает денщиками и писарями? Об этом можно сделать заключение, если обратить внимание, как в битве при Везувии Тит Манлий Торкват обманул латинов и вместо триариев выпустил в бой акцензов. Латины, прекрасно знавшие римскую армию, не заметили разницы и вывели против них своих триариев. Трудно найти столько писарей, которые противостояли бы латинским триариям. Скорее всего, вооружение акцензов не отличалось от триариев, у них тоже были скутумы и копья – гасты. Ливий пишет, что на акцензов нельзя было положиться. Как мы знаем, в обычных условиях воинов вне ценза – пролетариев – не брали в армию. Но в критических ситуациях, а измена союзников латинов это критическая ситуация, в армию могли взять кого угодно. После поражения при Каннах в легионы зачисляли рабов. Вот еще примеры из Ливия, 8.20: “… и Мамерк, которому выпало вести войну с галлами, стал производить набор без всякого снисхождения: призывалась, говорят, даже чернь из ремесленников и работников – народ, к военной службе никак не пригодный, так что огромное войско собралось в Вейях, чтобы выступить оттуда навстречу галлам.” 10.21: “Сенат, устрашенный этими известиями, приказал набрать войско из людей всякого звания: к присяге привели не только свободных и молодых, но даже из пожилых составили когорты, даже из вольноотпущенников – центурии…”

Справедливости ради, нужно признать, что есть и другая точка зрения на акцензов. Вегеций, который писал много веков спустя, на закате Римской империи пишет, 3.14: “Те, у кого нет щитов, сражаются в этом ряду, или бросая камни рукой, или пуская легкие копья. Их называли “акцензи”, как более молодых и прибавленных впоследствии.” Компиляции Вегеция “о старых добрых временах” вызывают сложности с определением степени достоверности.

Итак, в каждом из 15 рядов (колонн) манипулы гастатов, принципов, триариев, рорариев, акцензов по 60 человек каждая + 20 левисов, +10 центурионов = 330 человек. В 15 рядах 4950 человек. Если добавить к ним штаб с настоящими писарями, получаем как раз 5000 пехотинцев в легионе, как и пишет Ливий. Но иногда мы видим другое количество пехоты, Ливий, 7.25: “Рассказывают, что отовсюду – не только из городской, но даже из деревенской молодежи – было набрано десять легионов по четыре тысячи двести пехотинцев и триста всадников”. Вполне возможная версия, что это численность легиона без акцензов.

Комментарии

Отзывов (14) на Военная история: римские легионы, 4 в. до н.э.”

  1. rar90 пишет:

    Чудесный рассказ! Интересно, кстати, почему греческую фалангу перенимали все, кому не лень, а вот легионы – как-то так никто…

  2. Strateg пишет:

    Спасибо, Саша. Рад, что хоть кому то интересно читать.)))
    Пробовали перенять и легионы. Но данные об этом туманны.
    Например, Антиох и Митридат перевооружали солдат на римский манер. Логично предположить, что и способ боя пытались перенять. Думаю, что построение Ганнибала при Заме в три линии тоже попытка скопировать римский строй.

  3. rar90 пишет:

    Ну мало взять оружие. надо бы еще и тактику. и методы обучения..

  4. rar90 пишет:

    интересно, куда эти традиции и дисциплина делись потом? Сейчас итальянская армия… не блещет… и весь 20 век не блистала… Да и в 19 были проблемы…

  5. rar90 пишет:

    ой, и когда это в 19 веке Италия была сытой? нет, тут что-то другое…

  6. rar90 пишет:

    Тогда да. Правда, соблюдая справедливость, они не наелись, а скорее обожрались…

  7. Игорь пишет:

    Читать интересно всем, об этом говорит счётчик сайта! А вот говорить о фаланге, как о греческом изобретении, или о том, что фалангу перенимали все – как минимум не корректно. Фаланга – это ничто иное, как плотное боевое построение в линию, имеющее различную глубину. Если пробежаться по истории вообще, то окажется, что т.н. фалангой воевали вообще все, кому не лень. И римляне тоже воевали фалангой, которую со временем несколько модернизировали. Хотя до сих пор идут споры о манипулярной тактике, т.е. вообще о её возможности.

  8. Игорь пишет:

    Так же большой ошибкой является проведение связей между римлянами и итальянцами. Это совершенно разные народы, и их связи с римлянами стоят исключительно на том, что итальянцы живут на территории, занимаемой некогда римлянами. Приравнивать итальянцев к потомкам римлян – тоже самое, что приравнивать современных египтян (арабов) к древним египтянам (строителям пирамид).

  9. Игорь пишет:

    Статья понравилась. Но факты подогнаны под занимаемую автором статьи позицию, господствующую в научном сообществе. Из приведённых цитат не следует описания манипулярной тактики, описывается три линии (фаланги) воинов, стоящих на небольшом расстоянии друг от друга и вступающих в бой по частями. Эти линии (фаланги) делятся то ли по возрастному цензу, то ли по вооружению. В случае неудачи, первые линии (фаланги) имеют заранее отрепетированную возможность отступить за спину своих товарищей через промежутки в их строю (воины могли оперативно разряжать плотность строя, чтобы пропустить товарищей за спину, либо принять в свои ряды). При этом опять же, нет никакого чёткого описания именно манипулярной тактики. Описание довольно общее, его можно понимать и толковать по разному. Это моё мнение, сложившееся при прочтении данной статьи.

    • Strateg пишет:

      А эта статья и не посвящена манипулярной тактике. Здесь описывается состав легиона на данный период.

Ваш отзыв